12 кратких итогов политического перформанса в Беларуси «Президентские выборы-2020»

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

1. Отношения «А. Лукашенко/VIP-распорядители чужого – общество» резко ухудшились: жёсткий кризис доверия, острый дефицит взаимного уважения, полное отрицание культуры диалога. Власть, заявив про более 80% «народной поддержки» оскалилась на этот самый народ кулаками, дубинками, гранатами и пулями. Люди впервые ответили силой на силу. Внутренний гражданский конфликт вступил в кровавую, силовую фазу.

2. Отношения «А. Лукашенко/VIP-распорядители чужого – национальный бизнес» опустились ещё ниже, за плинтус». Первый президент в очередной раз заявил о своей приверженности советской модели производства, инвестирования и управления. Предприниматели против того, чтобы А. Лукашенко пожал руку последнему ИП. Они начали чувствовать себя гражданами.
3. Отношения «А. Лукашенко/VIP-распорядители чужого – бюджетники» испортились, достигнув исторического дна. Коронакризис, принуждение к участию в политическом фарсе, огромные психологические перегрузки при росте общественного осуждения – престиж госслужбы, которая одновременно служанка VIP-распорядителям чужого, токсичный.
4. Отношения «А. Лукашенко/VIP-распорядители чужого – женщины» обвалился. Очень многие беларуски категорически не согласились с тем, что Конституция у нас не под женщину, что место женщины – на кухне, что роль женщины — быть прислугой и помощницей мужиков-альфа самцов.

5. Отношения «А. Лукашенко/VIP-распорядители чужого – Россия» испортились ещё больше. Теперь исторический минимум, состояние холодного мира, торговой, валютной, фискальной и регуляторной войны. Она усугубляется крайне несбалансированными личными отношениями президентов двух стран.

6. Отношения «А. Лукашенко/VIP-распорядители чужого – ЕС/США» опять в состоянии заморозки. Статус власти Беларуси, как авторитарного изгоя, подтверждён. «Минский диалог» обнулён. Проект «Хельсинки 2.0.» смешон. Могут быть санкции. Коту под хвост многомиллионные инвестиции в «мягкую силу» официального Минска, как договороспособного партнёра. Вместо диверсификации внешней политики и торговли Беларуси грозит ещё большая самоизоляция: ни ближней, ни дальней дуги.

7. Отношения «А. Лукашенко/VIP-распорядители чужого – местные номенклатурно-силовые группировки» напряглись ещё больше. За свою роль в политическом перформансе «местные» ожидают больше денег, активов, ресурсов и полномочий. Центр же наоборот урезает помощь регионам. Протесты, гнев и ярость людей от вопиющего обмана избирательных комиссий и Вертикали власти разрывают «болото» регионов.

8. Отношения «А. Лукашенко/VIP-распорядители чужого – силовики» дополнились психологическим напряжением и коммерческой составляющей. Первый президент впервые почувствовал особый уровень зависимости от силовиков. Они, безусловно, тоже это увидели. За такого рода услуги принято платить, причём не только и не столько деньгами, сколько ещё более активным внедрением в систему принятия решений и управления активами и ресурсами. Значит, существенно возрастают риски укрепления номенклатурно-силовых группировок, более активного «крышевания» бизнеса и использования коммерческих фаворитов начальников силовых структур для проведения «прихватизации» активов или потоков. Высока вероятность внутренней эрозии силовых структур, особенно в регионах и небольших городах. Не факт, что среди ОМОНа и специальных подразделений 100 процентов тех, кто готов стрелять и убивать протестующих.

9. Усугубилась проблема политической и гражданской инклюзивности. Первый президент не только потерял молодёжь, но и значительную часть среднего класса, предпринимателей, ещё больше бюджетников, пенсионеров и даже жителей села. Дело не столько в провале обещания обеспечить многострадальную ЗП «по$500», сколько в хамстве, скандальном, аморальном, необоснованном применении силы, высокомерии номенклатурных начальников, их пренебрежении обыкновенными людьми.

10. Развеялись сомнения в отношении инвестиционной привлекательности, институциональной стабильности и уважения прав собственности. Ничего этого нет и не предвидится. Беларусь остаётся страной, власти которой по отношению к чужому имуществу/активам работают по принципу «цап-царап», а также активно применяют другие инструменты модели Совок/Госплан.

11. Выросло макроэкономическое напряжение. Стране придётся расплачиваться за многолетнюю практику «ЗРЯ-платы», когда доходы и зарплата росли темпами, в разы превышающими темпы роста производительности труда. Раздали номенклатурным фаворитам дотаций и субсидий. Набрали долгов. Запланировали расходов, на которые нет денег в бюджете. Не соизмеряли своим аппетиты с реальным спросом на белорусские товары на внешних рынках – наступает время затягивать пояса, садиться на финансовую диету и повышать цены.

12. Выросла долговая нагрузка, упала платёжная дисциплина, увеличился объём токсичных активов в банках и в реальном секторе экономики, ещё больше пошатнулось доверие к BYN-рублю. Власти поставили на карту всё ради сохранения стабильности до 9 августа. Расплата неминуема. Беларусь только вступает в самый глубокий с начала 1990-ых системный кризис. Остановка предприятий, безработица на фоне коронакризиса – это масло в огонь политических и гражданских протестов.
При таких итогах политического перформанса «Президентские выборы-2020» логично спросить, почему А. Лукашенко повёл себя именно так. С точки зрения науки, политэкономии, государственного менеджмента, здравого смысла, личного и странового бренда это ведь тотальное фиаско.

Зачем 80%, если мог бы 53%? Зачем 41% досрочки, если можно было 10%? Зачем пули и гранаты, если можно было просто подождать, чтобы все мирно разошлись? Зачем массовые уголовные дела, если достаточно было бы штрафов? Зачем хватать обыкновенных гуляющих, велосипедистов, идущих в магазин, стоящих в очередях, если они аполитичны, но им просто интересно? Зачем на несколько дней изолировать страну от мира (оставлять без интернета) и мир от страны, если этим всё равно правду не скроешь, ложь и фальшивки не прикроешь? Таких «зачем» много.

Ответы лежат на поверхности: «Потому что могу и хочу! Кто посмел забрать у меня мою страну? Чтобы надолго неповадно было. Чтобы помнили, кто в доме хозяин. Потому что это моя, ещё советская мечта. Я её воплощал, воплощаю и воплощать буду. Кто будет мешать, получит по морде».

Искрит. Льётся кровь. Бурлит гнев. Кипят страсти. Режим перешёл грань дозволенного даже толерантными, терпеливыми белорусами. Страна разделена на две неравные части. Первая – 15 — 20% населения. Это А. Лукашенко и его железобетонный электорат. Они за Совок/Госплан, за монополию на власть, за Левиафана и его вседозволенность. Вторая – 80 – 85% взрослого населения Беларуси. Они за перемены. За честные, свободные демократические выборы. Значит, за перемены без Лукашенко. Его время, шансы, возможности закончились. Вот такой финал политической карьеры своими руками, а также лизоблюдством, очковтирательством, высокомерием своего близкого окружения создал себе первый президент Беларуси. Беларусь, как никогда, приблизилась к утрате суверенитета. В объятиях Кремля, который признал, позвал и готов замкнуть цепкие железные объятия интеграции.

 

Ярослав Романчук

Похожие статьи