Аркадий Вертязин: Нужны ли Беларуси такие идеологи

В свете последних событий у меня возникает резонный вопрос — нужны ли Беларуси идеологи?

В рядах оппозиции невооруженным глазом можно заметить огромное количество молодежи, которая выросла в последние десятилетия. Разумеется, эти молодые люди получили образование в белорусских школах и вузах, вроде бы опекаемых местными идеологами.

Получается, что вместо реальной работы наши чиновники просто имитируют деятельность, позволяя националистам воспитывать подрастающее поколение.

Я не верю в то, что человек, работающий в преподавательском коллективе, не знает политических взглядов тех, кто его окружает. Очевидно, что формирование националистических убеждений в первую очередь происходит по вине учителей, часто прямо заинтересованных в происходящем. Если идеологические службы не замечают вопиющие проявления русофобии, то позволительно говорить о намеренном пренебрежении ими своими обязанностями.

Многие мне возразят, что увольнение преподавателей-националистов противоречит демократическим ценностям. Хорошо, давайте посмотрим на опыт идеологической работы в сопредельных странах. Может ли в Прибалтике или Украине учитель открыто позиционировать взгляды, противоречащие официальной государственной позиции? Очевидно, что нет, его сдадут собственные студенты. Особенно это касается симпатий к России, которые могут стоить человеку даже жизни.

Собственно, можно даже не прибегать к иностранному опыту. Люди, которые заявляют себя поборниками демократии, уже добились увольнения нескольких преподавателей за русофильские взгляды в Беларуси. Замечу, что в подобных случаях чиновники охотно идут на поводу у националистов.

Выработалось некое двоемыслие, когда представители власти внешне сохраняют лояльность режиму, а в душе поддерживают националистов. При этом они бойкотируют работу по укреплению имиджа Союзного государства.

Белорусская государственная идеология в настоящий момент переживает не лучшие времена. Наплевательский подход к ее формированию приносит свои плоды. В некотором смысле нынешнюю ситуацию можно сравнить с последними годами существования СССР, когда партийная номенклатура доводила свою деятельность до маразма. Я подозреваю, что в обоих случаях мотивы идеологов по дискредитации государства абсолютно совпадают.

Слабой стороной государственной идеологии является подход к событиям до 1917 года. Националистическая историография комплексно подходит к историческому процессу, она не выкидывает из него целые периоды. Что касается государственной идеологии, то она зациклена на советском периоде, что делает ее чрезвычайно уязвимой для критики.

Можно ли в данный момент что-то изменить? У меня серьезные сомнения по этому поводу, учитывая инертность чиновничьего аппарат и его равнодушие к судьбам страны.

Пренебрежение идеологией уже сегодня выглядит катастрофой. Безусловно, все изначально нужно было строить на иных принципах, использовать реально работавшие в прошлом идеи западнорусима. К сожалению, советское наследие дает о себе знать. Вместо мер мы всегда используем полумеры, вместо идей общерусского единства зацикливаемся на мифической «дружбе народов»…

Аркадий Вертязин

Похожие статьи