Эльвира Мирсалимова: Польские интересы на Витебщине

Дуплетом громыхнули раскатистые заявления польского посла в Беларуси и витебского чиновника Терентьева о… расширении сотрудничества Польши и Витебской области. Новость, что называется, шандарахнула! Как говорится, вызвала непроизвольный интерес среди жителей частного сектора, использующих местные газеты по иному назначению в тесных дощатых строениях.

Сухие строчки безликого медийного официоза беззвучно сообщают о встрече посла Польши в Беларуси Артура Михальского с председателем Витебского областного Совета депутатов Владимиром Терентьевым. Дескать, встретились, высказались о необходимости расширения сотрудничества. Так положено. Расширять сотрудничество нужно? Нужно! Будем расширять? Будем. Давайте расширять расширение сотрудничая в сотрудничестве.

Такова специфика провинциальной журналистики. Скукота. Ни тебе умопомрачительных подробностей о том, кто кого на спор перепил, на сколько тысяч переколошматили посуды в ресторане, ни объявления победителя в родео на племенных хряках, скажем, в каком-нибудь поставском свиноводческом хозяйстве, ни компрометирующих фотографий, запечатлевших чиновников, танцующих в женском нижнем белье на крыше горящего лимузина… Ничего подобного. Мелко, господа, мелко. Без размаха.

В пустынной действительности Владимир свет наш Владимирович Терентьев, интеллигентно поправив очки, поведал послу о том, что «отношения с Польшей для Витебской области важны, страна является одним из основных ее партнеров в различных сферах». Посол, в свою очередь, выразил надежду, что «проект «Поддержка предпринимательства в сфере туризма на местном уровне в Республике Беларусь» между Беларусью и ПРООН придаст новый толчок для развития туристической базы, даст возможность полякам открыть для себя соседнюю страну»… Далее следовали спокойные цифры взаимовложений в экономики двух республик и далеко не трэшевые показатели какого-то там роста и т.п.

Вот если бы в облисполкомах имелась должность церемониального шута, на которую назначались бы проштрафившиеся и неэффективные чиновники, и коим было бы поручено «рубить правду-матку», не взирая на чины и регалии, вероятно, было бы озвучено много интересного и занимательного.

Например, какой-нибудь шут, условный чиновник, уличенный в откатах, скажем, на установке городских скульптур, мог бы запросто рассказать, что притязания Польши на «Kresy Wschodnie» никто не отменял.

Часть Витебщины аж до Западной Двины на участке от Друи до Дисны, а именно Поставский район, Глубокский, Миорский, Шарковщина и часть Докшицкого района – это и есть те самые «всходни кресы», которые поляки считают «своими».

Далее мог бы последовать рассказ о «Карте поляка», активно раздаваемой в Беларуси, и как это дело связано с туризмом. Можно было рассказать о решении Конституционного суда Республики Беларусь в 2011 году относительно этой самой карты. Ещё интересен запрет белорусского парламента на пользование указанной картой депутатами…

Увлекательна и показательна история с Польским домом в Витебске.

Долгое время во дворах улицы Кирова пустовало бесхозное строение из красного кирпича, примыкавшее к корпусу профтехучилища. В 2001 году по договору с облгосимуществом заброшенное двухэтажное здание, напоминающее послевоенные руины, было передано областному отделу Союза поляков Беларуси на безвозмездное пользование сроком на 99 лет. Сенат выделил из польского госбюджета 300 тысяч долларов на реставрацию. Здание, как выяснилось, являющееся памятником архитектуры XIX века, привели в порядок, надстроили третий этаж. Ватикан присвоил отреставрированному строению статус «Дом имени Иоанна Павла II»…

Но в последние деньки 2005 года управление юстиции уведомило Союз поляков, что снимает организацию с учета. Облгосимущество тотчас попросило «подготовить документы о расторжении договора в связи с ликвидацией отдела поляков для передачи здания «Дома» профессиональному училищу №19». Одновременно была создана альтернативная областная организация Союз поляков, этакая подвластная и легко контролируемая структура.

Такова вкратце новейшая история «расширения сотрудничества» между Витебской областью и Польшей. «Центр польского влияния», говоря боксёрским термином, умело деклассировали и, по сути, ликвидировали.

А что касается нынешнего визита польского посла, то ясновельможный пан напомнил витебским чиновникам, что в 2017 году посольство открыло парусную школу в Браславе. Тогда польская сторона потратила около 100 тыс. евро на покупку яхт, а в следующем, 2018 году, было открыто общежитие для спортсменов и инструкторов.

Случаен ли интерес польского ведомства к «всходнекресовской» Браславщине или это совпадение?

Так или иначе, польское посольство в Беларуси открыто реализует в нашей стране программу «Польская допомога». И вопрос даже не в том, можем ли мы подобные программы именовать «экспансией польского мира». Вопрос, который наверняка интересует простых витеблян, не страдающих от отсутствия польского влияния, который хотелось бы задать господину Терентьеву, можно сформулировать иначе: а сколько проектов Витебщина реализовала на территории Польши и какую выгоду от этого получили горожане?

Почти 40-миллионная Польша делает своё дело: ищет возможности движения и реализации национальных интересов. Польские политики всерьёз озабочены будущим своей республики. Простых граждан Ржечипосполитой, активно вовлекают в национальную дискуссию о будущем страны. Вырабатывается стратегия «Польша в 2050 году». И это важнейший пункт польской политики.

Стратегия развития. Это ровно то, что, например, делали большевики в 1920-е годы, а реализовали в 1930-50 гг. Это то, чего нет у современной Беларуси. Вся политика Беларуси со времени получения независимости в 1991 году – сплошная тактика. И тот из нынешних или будущих политиков, кто доступно, ёмко и целостно сформулирует нашему народу простые и понятные цели стратегического развития страны, рискует стать общенациональным лидером. А пока этого не случилось, будем и дальше слушать пасторальные переливы о «расширении расширения».

 

Эльвира Мирсалимова

Похожие статьи