Эльвира Мирсалимова: «Российская власть-растяпа и белорусский крик о помощи»

Очередной выпуск передачи «Право голоса» с претензионным названием «Белоруссия: братство по расчету?» был посвящен белорусско-российским отношениям. Программа явилась своего рода «разбором полётов» недавнего многочасового «Большого разговора с президентом».

Что говорить, нынешние отношения между Россией и Беларусью, что называется, вызывают недоумение, возмущение и обескураженность. Как так? Стратегические союзники, строим общее государство, стремимся к созданию единого экономического, политического, финансового и военного пространства, но проблемы и взаимные претензии плодятся, как грибы после дождя…

Из того самого «Большого разговора» было понятно: президент Беларуси бессилен решить все назревшие проблемы в одиночку, а потому может лишь повторить озабоченность белорусской стороны, лишь эмоционально озвучить многократно звучащие недовольства. Та многочасовая конференция белорусского лидера была, по меткому определению Елены Пономарёвой, криком о помощи

Почему белорусские интересы игнорируются российской стороной? Почему не видят, что внешние силы пытаются создать из Беларуси националистическую «антироссию»? Почему российские корпорации на Беларуси пытаются заработать больше, чем на других странах-партнёрах? Почему нам выдают кредиты под гораздо больший процент, чем, например, Армении? Кому в России выгодно, чтобы Беларусь была бедной и несамостоятельной?

 

В студии программы «Право голоса» собрались традиционные участники подобных дискуссионных посиделок.

Были белорусские завсегдатаи Дзермант, Петровский и Шпаковский, традиционно-экспертно «соображающие на троих». По моим наблюдениям, каким бы объективным, профессиональным и «продвинутым» ни было их экспертно-аналитическое мнение, чаще всего, оно отгорожено от простых граждан Беларуси. Об этой «троице» в нашей стране знают, но многие белорусские политические активисты воспринимают их, как этакую замкнутую эксперт-секту, отгороженную от «недогоняющих». Обратите внимание, как агрессивно указанные эксперты общаются с инакомыслящими в соцсетях, как часто грозят судом, как набрасываются на оппонентов, с каким апломбом указывают на «некомпенентность», с какой лёгкостью «банят»… Подобная поведенческая линия, на мой взгляд, может легко перечеркнуть любые красивые и правильные слова, сказанные в телеэфире. (В одной из прошлых передач «Право голоса» было вырезано выступление Богдана Безпалько, где он критиковал указанных белорусских экспертов. Было бы интересно узнать о «боевом прошлом» аналитиков и услышать их ответы.)

Впрочем, понравилась позиция Александра Шпаковского, ответившего на тезис о несменяемости власти в Беларуси. Александр обратил внимание на тот факт, что на постсоветском пространстве наибольших экономических результатов добились те страны, где президенты находились у руля страны достаточно долго: Россия, Казахстан, Азербайджан и Беларусь.

Порадовало присутствие на передаче политолога, историка и публициста Елены Пономарёвой, выступившей своего рода адвокатом белорусской стороны:

– Стыдно за российскую власть-растяпу, которая, имея такой фантастический ресурс как дружественная, исторически связанная с Россией Белоруссия, из-за проблем с хозяйствующими субъектами теряет эту связь. Больно, потому что в результате самое дорогое можем потерять.

У России в мире нет никого надежней и ближе, чем Беларусь – даже не в человеческих отношениях, а в миропонимании и в мироощущении, что крайне важно сегодня в условиях сложнейшей турбулентности, которую мы переживаем.

Исходя из этого, посылы, которые идут из Беларуси, что «ребята, давайте мы будем с вами вместе строить, только на равных условиях – тогда Союз будет, а если условия разные – то как Союз строить? Российские кредиты для Беларуси – 4.8%, а для Армении 3%. Китай им дает по 2 %. Лично знаю, что крупные белорусские чиновники и министры не чувствуют себя наравне с российскими министрами. Неуважение – это самое мягкое, что можно сказать…

За своими амбициями и нерасторопностью, тщеславием и погоней за прибылью мы можем в погоне за тактическими шагами проиграть стратегически. Это должно быть в уме не только чиновников, но и экспертов.

Александр Григорьевич – очень эмоциональный человек. Эту его повышенную эмоциональность воспринимаю, как крик о помощи. Это вброс в публичное пространство тех проблем, которые они не могут решить.

 

Разница между политиком и экспертом проста и понятна: политик является лидером общественного мнения, представляет интересы народа и сформированные решения претворяет в жизнь. Эксперт же, как правило, рассуждает в отвлеченных категориях вероятности, предположений и допущений, не неся никакой ответственности.

Показателен пример, когда на «Большом разговоре» Лукашенко предложил экономисту Романчуку, поборнику легализации проституции и марихуаны, борцу с социализмом и противнику государственности, возглавить один из четырёх убыточных колхозов, чтобы доказать обществу свою состоятельность как экономиста. Дескать, бери колхоз и собственным примером докажи, что предлагаемые тобой методы жизнеспособны и результативны. Ан нет, Романчук охарактеризовал это «троллингом» и, естественно, открестился от предложения. Что и требовалось доказать.

 

Олег Гайдукевич, лидер крупнейшей белорусской партии ЛДПБ, был единственным политиком среди гостей программы «Право голоса». Он-то и продемонстрировал различие между политиком и экспертом: Олег Сергеевич отстаивал каждый тезис, высказанный президентом страны на «Большом разговоре», объяснял и защищал белорусские интересы.

Пусть не смущает, что чуть ли не каждое предложение Гайдукевич начинал со слов «наш президент сказал», «президент обозначил», «президент имел ввиду». Собираясь выдвигать свою кандидатуру на грядущих президентских выборах, Гайдукевич, представляя определенную оппозиционную силу, демонстрирует понимание сути проблемы, поддержку властного курса здравомыслящей оппозицией и вероятную преемственность.

Потому на каждый тезис студийных экспертов Гайдукевич, имея куда более глубокую осведомлённость по всем поднимаемым вопросам, активно реагировал, пытаясь внести ясность, желая донести суть вещей.

Политик, кроме разносторонней осведомлённости, обладает интуицией и чувством власти. Политики пребывают в пространстве, в котором информации значительно больше, где действуют другие закономерности, чем те, в которых живут даже самые «продвинутые» аналитики.

 

О чём говорил Гайдукевич, невзирая на неджентльменские попытки эксперта Жарихина перебить выступающего фразочками «вы не хамите», «помолчали бы» и т.д. Говорил о необходимости равного партнерства, о трудностях белорусских предприятий на российском рынке.

Гайдукевич о ситуации на Украине:

– В условиях войны, противостояния России и Запада, мы должны понимать, какую роль должна играть Беларусь, в том числе и для России. Вы должны использовать нашу позицию для себя. Наш президент встречался и с Порошенко, и с целым спектром украинских политиков. Для чего? Для понимания ситуации на Украине. Причём этими данными он потом делился с президентом России, для того, чтобы у президента России была объективная информация. Второе. Мы должны не только делать какие-то громкие заявления, но и вести определенную работу, чтобы на Украине был мир. Роль Беларуси, которая хоть что-то может сделать для мира между нашими братскими народами – это гораздо важнее, чем какие-то громкие слова.

 

Проблемы экономических и политических разногласий в российско-белорусских отношениях необходимо обсуждать и вовлекать в обсуждение гражданское общество. Взаимные упрёки, раздающиеся в некоторых СМИ обоих государств, лишь создают излишнее информационное напряжение и бросают тень на перспективу строительства Союзного государства. Необходимо показывать и другую сторону, созидательную.

Об этом и говорил политик Гайдукевич:

– Нужно назвать и плюсы: медицинская помощь, свободное перемещение, границы и т.д. Огромное количество вопросов за это время решено! Давайте будем объективны, будем говорить и о хорошем. Надо, помимо негатива, говорить и о позитивном, тогда и восприятие будет правильным.

Мы видим, как Путин и Лукашенко встречаются, по три дня проводят вместе, вместе отдыхают, вместе обсуждают. За всю историю белорусско-российских отношений не было случая, чтобы президенты не договорились.

 

Эльвира Мирсалимова

 

Похожие статьи