Известный спортсмен: «Если мы не отстоим свободу сейчас, в стране всё будет только хуже»

Баскетболист национальной сборной Беларуси и питерского «Спартака» Никита Мещеряков стал одним из тех немногочисленных спортсменов, которые открыто осудили действия власти еще накануне выборов и продолжили выходить на мирные акции протестов после 9-го августа. Журналист SPORT.TUT.BY Виктория Ковальчук поговорила с Никитой о том, чем его удивили белорусы летом 2020-го, почему наш народ больше нельзя назвать «памяркоўным» и что он думает об эмиграции.

«За два с половиной часа у жодинской тюрьмы услышал много историй из первых уст»

— Перед выборами вы опубликовали пост, назвав происходящее в стране «игрой без правил, а Лукашенко — не вашим президентом». После председатель БФБ Максим Рыженков посоветовал спортсменам «внимательно думать, прежде чем показушно безответственно рассуждать о вещах, далеких от их понимания». Почему вы все равно продолжаете открыто выражать свою гражданскую позицию?

— Для меня побуждением к действию стала та жестокость, которую я увидел после выборов. Силовики применили к людям чрезмерную, находящуюся за гранью силу. После этого многие нормальные люди поняли, что просто не могут молчать.

— Жестокость, о которой вы говорите, вы видели на фото и видео в СМИ или общались непосредственно с кем-то из пострадавших?

— Какую-то информацию я, конечно, получал из интернета. Чуть позже, 12−13 августа, увидел в телеграме клич о том, что многих арестованных перевезли с Окрестина в Жодино и после освобождения им нужна помощь с развозом.

Решил приехать к жодинской тюрьме и был приятно удивлен тем, сколько там собралось таких же неравнодушных инициативных людей. У меня так и не получилось оказать кому-то услугу, потому что желающих оказать помощь было слишком много. Люди подвозили воду, еду, стояли с табличками «Минск» или «Домой» и готовы были помогать чем только возможно.

Зато за два с половиной часа, которые я провел у тюрьмы, мне удалось услышать из первых уст истории тех, кого выпускали на свободу. И сказать, что эти истории были ужасными, это еще очень мягко.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
ИВС на Окрестина. Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Что из услышанного особенно поразило?

— У каждого была своя история, но все рассказывали, как их жестоко задерживали. В автозаках людей укладывали друг на друга, продолжали издевательски бить, при этом комментируя словами: «Кто вам за это все заплатил?»

Люди говорили, что на Окрестина и в РУВД с ними происходили страшные вещи, а вот уже в жодинской тюрьме все было немного по-другому.

«Белорусы поняли, что надо бороться за свои права, потому что дальше будет только хуже»

— Как вам кажется, почему в предыдущие годы многие белорусы предпочитали оставаться аполитичными и не выражать свою гражданскую позицию?

— Мне кажется, раньше царила политическая апатия, казалось, ничего нельзя изменить, и люди даже не пытались. Но на старте предвыборной кампании — 2020 мы наконец увидели новые интересные лица. Белорусы загорелись и поняли: у нас появились реально интересные лидеры, за которыми хочется идти.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Виктор Бабарико. Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— Кто из потенциальных кандидатов в президенты был симпатичен вам на старте предвыборной гонки?

— И Бабарико, и Цепкало были мне очень симпатичны. Это руководители с большим опытом, которые добились успеха в своей сфере и внушали доверие. Я был готов поддержать любого из них. Но так как ситуация известна и никто из них не дошел до этапа голосования, мой выбор стал очевидным — я проголосовал за Светлану Тихановскую.

— Почему, на ваш взгляд, белорусы именно сейчас впервые высказали такое массовое несогласие с результатами выборов и происходящим в стране?

— Мне кажется, ситуация эскалировалась постепенно. Еще до выборов начались задержания и посадки кандидатов в кандидаты. Дальше люди пошли на выборы отдать свой голос и поняли, что избирательный процесс проходит с огромными нарушениями. Последней же каплей стала жестокость силовиков, которой они пытались подавить мирные протесты.

В какой-то момент мы поняли, что никто не застрахован. Людей рандомно выхватывали на улицах — кто-то просто шел домой, кто-то — в магазин, а кто-то — на протест. Но никто из них не мог больше чувствовать себя в безопасности. Народ осознал, что родственника, друга или ребенка могут задержать и посадить в тюрьму просто за то, что он гулял. Мы поняли, что нужно объединяться и бороться за свои права, потому что дальше будет хуже.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

«Я испытываю гордость за нацию: объединились креативные, светлые, талантливые люди»

— Чем этим летом вас поразили белорусы?

— На мирных акциях я вижу столько креативных и талантливых людей, даже если смотреть по плакатам, с которыми они выходят! Это общество светлых, позитивных, улыбчивых людей, которые следуют мирным маршем. И когда я оказываюсь в этой толпе, то испытываю гордость за нашу нацию, за то, что в сложный момент она объединилась.

А в плане проявления солидарности меня больше всего впечатлил Купаловский театр. Они действовали как коллектив. Директора Павла Латушко, который представлял интересы купаловцев, уволили, и все встали за него горой. Я желаю всем белорусам, чтобы мы продолжали действовать так же — плечом к плечу, не давая в обиду своих сотрудников и товарищей.

Источник: FB Егора Мещерякова
Никита и Егор Мещеряковы. Источник: FB Егора Мещерякова

— Вас расстроила или обрадовала реакция и риторика спортивного сообщества в эти дни?

— Сегодня в обществе многие боятся открыто высказывать свою точку зрения — кто-то из-за страха потерять работу, кто-то находится под давлением. Но, я думаю, с каждым днем люди будут все смелее высказываться, потому что в данной ситуации уже невозможно оставаться равнодушным.

Лично мне было важно заявить свою позицию не столько как спортсмену, сколько как человеку и гражданину. Спортсменом можешь ты не быть, но человеком быть обязан. Я считаю, что человеческое достоинство превыше любых наград и достижений.

— Фристайлистка Александра Романовская говорила, что, если в стране ничего не изменится, возможно, для нее после смелых высказываний это станет финишем карьеры. Задумываетесь ли вы, что сегодняшние события могут иметь последствия и для вашей спортивной карьеры?

— Да, я понимаю, что это может коснуться меня и многих других белорусов. Конечно, я люблю баскетбол, но спокойно отношусь к тому, что в один день он может для меня закончиться. Что ж, дальше начнется новая страница жизни.

Фото: bc-tsmoki.by
Фото: bc-tsmoki.by

— Лично вы ощущаете на себе давление со стороны федерации или тренерского состава из-за вашей позиции?

— На данный момент его нет. И, надеюсь, не последует.

«Мы находимся за чертой, где важнее оставаться человеком, чем жить в постоянном страхе»

— Почему после жестокости силовиков народ не испугался, а наоборот, еще более массово начал выходить на улицы, но с подчеркнуто мирным протестом?

— Страх страхом, но есть точка невозврата. Люди понимают: если мы не отстоим свою свободу сейчас, в дальнейшем в этой стране все будет только хуже. Мы видим, что законы сегодня не соблюдаются или соблюдаются в одностороннем порядке. Многих просто лишают голоса. Поэтому общество консолидировалось и хочет свобод и перемен.

— Вы регулярно выходите на большие воскресные митинги. Лично вам не страшно?

— Я думаю, всем белорусам немножко страшно. Но мы находимся за той чертой, где важнее оставаться человеком, чем жить в постоянном страхе. Если я буду бояться и сидеть дома, это не дает мне гарантии, что завтра со мной ничего не случится. Ты можешь просто идти по улице и через секунду оказаться в автозаке.

Фото из инстаграма Елены Левченко
Фото из инстаграма Елены Левченко

Не высказывать свое мнение сегодня — равно оставаться безразличным к тому, что происходит в стране. А после всего, что уже случилось, невозможно оставаться на обочине. Я считаю, что сегодня каждому важно высказать свою позицию, а не делать вид, что все происходит где-то не у нас. Причем неважно, какая это позиция.

Я не осуждаю людей, которые находят какие-то причины поддерживать действующую власть. У них свое видение и свое мышление, они имеют на это право. Важно, чтобы все открыто могли высказывать свою точку зрения.

— Вы верите в эффективность мирных акций?

— Я сто процентов верю. У людей сегодня нет других рычагов влияния. Поэтому все, что нам остается, это мирные выходы, которые показывают — нас большинство и мы против действующей власти, мы за перемены.

Если люди продолжат выражать несогласие в том же духе, то мы увидим и экономический эффект. Инвесторы поймут, что у нас нет надежной законодательной базы, и перестанут вкладывать сюда капитал.

Появится и кадровый отток: студенты и специалисты осознают, что в Беларуси невозможно учиться и развиваться, и начнут уезжать из страны. Ничего хорошего от такого сценария ждать не стоит. Рано или поздно властям придется услышать свой народ и пойти на диалог с Координационным советом, который заявил, что в данный момент представляет интересы нашего общества.

«Мы больше не „памяркоўныя“ — пачакуна уже можно выкинуть из дома»

фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— Есть ли у вас мысли об эмиграции?

— Сейчас многих людей посещают такие мысли. Но в первую очередь я люблю Беларусь и хотел бы жить здесь. Я мечтаю, чтобы люди могли реализовать себя и свои таланты в родной стране, а не за границей.

— Как думаете, белорусов больше нельзя называть «памяркоўными»?

— Да, мне кажется, пачакуна уже можно выкинуть из дома (улыбается).

Похожие статьи