К-8: советская атомная подлодка с трагической судьбой

Подлодка, ставшая первой потерей советского атомного флота.

Атомная подводная лодка К-8 проекта 627А «Кит» была спущена на воду 31 мая 1959 года, а в августе 1960 года вступила в состав Северного флота. Спустя всего полгода на ней произошла первая большая авария.

13 октября в одном из реакторов произошла утечка теплоносителя — разорвалась труба контура охлаждения. Действия были предприняты немедленно: дабы избежать расплавления активной зоны реактора, экипаж перешел на резервную систему охлаждения.

Но полностью трагедию предотвратить не удалось. Произошел выброс радиоактивного газа, и у троих членов экипажа началась острая лучевая болезнь. Еще 13 человек получили большую дозу облучения во время ликвидации аварии.

Тем не менее на капитальный ремонт К-8 отправили лишь через шесть лет. До этого аварии, связанные с разрывами трубопроводов контура реакторов, происходили еще два раза — в июне и октябре 1961 года. И каждый раз члены экипажа получали дозу облучения. Но самая большая трагедия произошла с подлодкой К-8 в апреле 1970 года.

Последний рейс

Учения «Океан-70» в Северной Атлантике должны были стать самыми большими учениями в истории советского ВМФ: в них принимали участие силы всех флотов СССР. Предполагалось, что учения начнутся 14 апреля и триумфально завершатся к 100-летию со дня рождения Ленина 22 апреля.

Разумеется, К-8, дежурившая в это время в Средиземном море, тоже должна была принять участие в таком событии. Она выдвинулась к месту учений в начале апреля. Подлодка находилась в районе Азорских островов, когда начались проблемы.

Вечером 8 апреля, во время шторма, когда лодка поднималась с глубины 160 метров для сеанса радиосвязи, в рубке гидроакустиков, расположенной в центральном посту атомной подлодки, возник пожар.

К центральному посту немедленно прибыло все командование лодки. Им тут же сообщили, что другой пожар зафиксирован в седьмом отсеке. К этому моменту лодка приняла надводное положение, и пожар начал стремительно распространяться по воздуховодам.

Памятник экипажу К-8 в поселке Гремиха работы скульпторов Малютина и Бесчастной. Из личного архива детей скульпторов

Находившиеся на посту главной энергетической установки офицеры ценой собственной жизни предотвратили возможность теплового взрыва: они задраили двери, отрезав себе выход, и принялись глушить ядерные реакторы.

В соседнем восьмом отсеке, где находились 20 человек, спастись удалось лишь четверым: концентрация окиси углерода в воздухе была уже критической. Из девятого отсека, где находились 19 человек, спаслись лишь пятеро, в том числе старшина Юрий Ильченко — ему корабельный врач Арсений Соловей отдал свой дыхательный аппарат.

Всего за пять дней до аварии, Соловей удалил Ильченко аппендицит. Старшина вспоминал, как доктор сказал ему: «Я обязан тебя спасти. Я тебя прооперировал и отвечаю за твою жизнь. А за меня не беспокойся, я знаю, что нужно делать».

Все, кто успел спастись с горящей подлодки, эвакуировались на успевший подойти болгарский грузовой теплоход «Авиор». Тем временем к месту аварии спешили и советские боевые суда, которым об аварии сообщили болгары.

На подлодке осталась боевая смена из 22 человек под командованием 37-летнего Всеволода Бессонова, которая в условиях 8-балльного шторма боролась за подлодку. Наконец прибыли три советских судна. Они попытались взять К-8 на буксир, но подлодка уже потеряла продольную остойчивость и пошла ко дну. Несколько человек из боевой смены успели прыгнуть за борт, но из-за шторма спасти их не удалось.

Трагическая гибель атомной подводной лодки К-8, затонувшей примерно в 490 км к северо-западу от испанского побережья на глубине около 5 тысяч метров вместе с четырьмя ядерными торпедами, стала первой потерей советского атомного флота.

Погибли 52 человека. Поскольку действия капитана и команды в ходе расследования были признаны абсолютно правильными, все посмертно были награждены орденом Красной Звезды. А капитану Бессонову, тоже посмертно, присуждено звание Героя Советского Союза.

maximonline.ru

Похожие статьи