Как шляхта БНР Кайзеру служила

Современные белорусские оппозиционные круги вводят в заблуждение общественное мнение, утверждая, что БНР была провозглашена якобы во исполнение постановления первого Всебелорусского съезда, а значит, и воли белорусского народа.

На самом деле Белорусская Народная Республика не была легитимирована ни решением съезда, ни ее поддержкой основной массой населения Беларуси, ни ее признанием международным сообществом. Так называемое правительство БНР, имело «преимущественно декларативный характер» и, в 1925 году самораспустилось. Можно ли назвать БНР первой исторической попыткой государственного самоопределения и независимости?

Необходимо помнить, что становление белорусской национальной государственности проходило в обстановке острейших социальных столкновений и потрясений, разобраться в которых непросто и сегодня. Существует много разнообразных мнений на тему признания либо не признания БНР. Однако для того, чтобы оценить роль Белорусской Народной Республики в становлении национального самосознания и государственности, достаточно подлинных исторических фактов. Несомненно, одно: БНР и БССР являлись звеньями единого процесса самоопределения белорусов. И сегодня, когда Республика Беларусь, олицетворяющая собой третий этап становления независимого белорусского государства, признана всеми и на правах равноправного члена входит в мировое сообщество, не стоит забывать, что в далеком 1918 году желание стать независимыми, не снимало с представителей БНР вопрос о выбранных союзниках, а также политической и экономической ориентации.

Не секрет, что определенные, оппозиционно настроенные силы в Беларуси пытаются сделать из БНР своеобразное знамя для разжигания антироссийских настроений. Но, стоит ли, при этом забывать, чем кончилась для представителей БНР германская и польская ориентация.

В центре внимания были вопросы о форме национального самоопределения белорусов и их месте в новой системе международных отношений. Если буквально, то речь шла о том, пойти ли по пути становления суверенного, независимого государства, или пойти по пути создания белорусского государства в составе равноправных национальных республик.

Истоки БНР безусловно кроются в революционных потрясениях 1917 года, после свержения Николая II в России и Беларуси получили свободу все политические партии и организации. В октябре 1917 года Совет Народных Комиссаров провозгласил право наций на самоопределение. Воспользовавшись этим правом, в декабре был созван Всебелорусский съезд для решения «о краевой власти». Основными докладчиками этого съезда были Евсей Канчер и Язэп Воронко. И если Воронко выступал за немедленное объявление БНР в качестве независимого государства, то Канчер выступал за республику, которая будет находиться в составе России. 18 декабря на тайном заседании некоторых участников съезда, было принято решение, которое преобразовывало Совет съезда в орган власти. Это решение нельзя считать законным, поскольку принимать подобное может только съезд, а не группа заинтересованных делегатов. 19 февраля 1918 года, после срыва мирных переговоров в Бресте, началось новое наступление германских войск и, воспользовавшись этой ситуацией, в Минске легализовал свою деятельность исполком Совета съезда, обнародовавший 21 февраля Уставную грамоту. В оной исполком «объявил себя временной властью Белоруссии, приступившей к управлению краем и к скорейшему созыву Всебелорусского учредительного собрания». Правительство возглавил Язэп Воронко.

Взятый изначально Воронко курс, стал осуществляться очень быстро. Для начала Совет съезда пополнился представителями земских и городских самоуправлений. Затем Совет переименовывается в Раду и уже 9 марта 1918 года издается 2-я Уставная грамота, провозгласившая Беларусь Народной Республикой. 19 марта Рада съезда упраздняется и создается Рада БНР с президиумам в составе председателя Ивана Середы, заместителя председателя Язэпа Воронко и Томаша Гриба.

В ночь с 24 на 25 марта принимается 3-я Уставная грамота, в которой БНР провозглашалась независимым и вольным от «ярма российского царизма» государством. Этот документ был принят большинством лишь в несколько голосов белорусской группы незалежников. Всебелорусский съезд высказался единогласно против отрыва Беларуси от России. В знак протеста из Рады БНР ушли земская и городские группы, а сама Рада, по словам Федора Турука «должна была вступить на путь свободного поиска новых ориентаций». И события не заставили себя долго ждать.

25 апреля 1918 года появилась на свет знаменитая телеграмма кайзеру Вильгельму. В ней говорилось: «Рада Белорусской Народной Республики, как избранный представитель Белорусского Народа, обращается к Вашему Императорскому Величеству со словами глубокой благодарности за освобождение Беларуси немецкими войсками из-под тяжелого гнета, чужого господствующего издевательства и анархии. Рада БНР декларировала независимость единой и неделимой Беларуси и просит Ваше Императорское Высочество о защите на подконтрольной ей территории для укрепления государственной независимости и неделимости страны в союзе с Германской Империей. Только под защитой Германской Империи страна видит лучшее будущее». Текст телеграммы принимался тайно, на закрытом заседании, а потому известие о ней произвело эффект разорвавшейся бомбы. Как написал тот же Федор Турук «После того, как Рада БНР…дошла до позорной телеграммы, начался в ней раскол и распад».

Из этой телеграммы ясно все — и политическое лицо, и внутреннее содержание рады БНР. Впрочем, это было лишь одно из прошений в череде многих последующих усилий добиться официального признания БНР у других государств: Франции, Англии, США, Литвы, Финляндии и т.д. К слову, ни одно из перечисленных государств не признало независимость БНР, правительство Германии также отказалось признать власть БНР. В этом смысле интересно признание одного из председателей правительства БНР Александра Цвикевича. В 1918 году он написал: «оккупационные войска в скором времени заявили, что они не могут допустить сосуществования рядом со своей властью — власти белорусской. В результате такого заявления, сделанного, кстати сказать, в весьма резкой и даже грубой форме, Народный секретариат должен был отказаться от функций власти, оставшись вместе с исполнительным комитетом политическим центром, объединяющим и организующим общественную жизнь Белоруссии и по мере сил и возможностей отстаивающим ее интересы».

Так была ли БНР государством? Думается — нет. Не было реальной власти, наличия территории, пограничной службы, армии, полиции. Е было судебной, финансовой и налоговой системы. При отсутствии этих и других атрибутов можно ли считать БНР государством? Скорее это была общественно-политическая организация, которая способствовала формированию национального самосознания Белорусского народа, развитию его языка и культуры, осуществлению государственной самостоятельности и независимости.

Борьбу представителей БНР за создание своего национального государства не следует недооценивать, тем более считать антинародной. Не вина, а беда их состояла в том, что они шли вразрез стремительно развивающихся послереволюционных событий. В этих сложных условиях 1917-1920 годов народ их не поддержал. К чести представителей БНР надо сказать, что в 1925 году они признали БССР, посчитав, что Советская Белоруссия «действительно стремится к возрождению белорусского народа». После чего постановили прекратить существование правительства БНР.

Неформальный союз молодых белорусских журналистов

dal.by

Похожие статьи

Оставленных комментариев