Кто, кого и на чем вертел?

Перформанс молодого художника Алексея Кузьмича, который пришел голым на открытие выставки в НЦСИ (Национальный центр современного искусства) порядком возбудил общественность. Если самому художнику для возбуждения понадобились таблетки «Виагры», то общественности хватило фотографий и видео.

Что же произошло? В НЦСИ придумали выставку «Присутствие», посвященную различным проявлениям кризиса современного мира, на которую пригласили пятерых художников. В том числе и Кузьмича. Последнее в случае чиновников из мира искусства (а НЦСИ подчиняется Министерству культуры) оказалось роковой ошибкой. Еще большей ошибкой стала попытка цензурировать творчество Алексея Кузьмича, убрать оттуда некоторые цитаты и «изображения эрегированных фаллосов».

Художник, понятное дело, был безутешен. Ведь его персональный сегмент выставки был, говоря языком искусствоведов, кастрирован… На грани отчаяния Кузьмич наелся виагры, прицепил на возбужденный орган табличку «Министерство культуры РБ» и в таком виде пришел на открытие злосчастной выставки. Публика встретила творца прекрасного молчанием, переглядыванием и неловкими улыбками, а журналисты, понятное дело, — щелчками фотоаппаратов.

История быстро разбежалась по СМИ и социальным сетям. Но это было только начало… Нетрудно представить, что чиновники от искусства были в бешенстве, а делом занялась милиция. Кузьмича вызвали на самый настоящий допрос, подозревая в совершении преступления по статье «Хулиганство». Художник в интервью журналистам сетовал на то, что сотрудник милиции абсолютно не разбирается в вопросах искусства, более того — человек в погонах находился в эмоциональном шоке.

«Мне задавались вопросы интимного характера: какие препараты я принимал, возбудился ли я, был ли я в возбужденном состоянии в Центре современных искусств, — рассказал Кузьмич, — У сотрудника милиции был такой вопрос: как держалась табличка без рук? Спросил меня, был ли эрегирован фаллос. Ну конечно, он был эрегирован. По концепции выставки было условие, что эрегированный фаллос должен быть спрятан. Поэтому я пришел на выставку со спрятанным фаллосом…»

Если кому интересно, то тема с шокированным милиционером, который хорошо разбирается в делах дебоширов, скандалистов и «кухонных боксеров», но совершенно ничего не смыслит в искусстве, это тоже не конец истории. Всего лишь мимолетная веха. Художник уверен, что Центр современных искусств будет подавать на него в суд, а сам он планирует запросить художественную экспертизу оценки своих действий. Думаю, про приключения Кузьмича, его художественные таланты и достоинство (во всех смыслах этого слова) мы еще услышим.

Меня лично коробит несколько иной аспект этой истории: сами работы скандального художника в СМИ так и не появились. Потребителю вполне хватило фото и видео голого художника атлетического телосложения. А все-таки где же творчество? Где продукт, за который воюет его отец-ваятель? Впрочем, говорят, что в современном мире давно уже не интересно, что ты написал, нарисовал или слепил. Интересна твоя биография. Где сидел, где воевал, когда сменил пол, за что убил, расчленил и съел первую жену… Такое-всякое. Ведь хороших картин, книг, скульптур и перформансов и так предостаточно.

Скажем, мы читаем Хемингуэя или Ремарка, зная некоторые аспекты их биографии. Ребята воевали. Солженицына или Шаламова потому, что сидели. Подобный код работает и сегодня. Того же модного в России Захара Прилепина до сих пор воспринимают как ветерана войны в Чечне. Мол, он видел что-то, что не видели мы все. Что-то знает. Пусть расскажет. А мы — заплатим. Вот только, чтобы хорошо продать Прилепина на Западе, вероятно, понадобится еще и «каминг-аут» о юношеских гомосексуальных влечениях, изнасиловании в армии или что-то в этом роде.

У нас же, чтобы стать известным на художественном поприще, вероятно, пока достаточно и «обнаженки». И это вердикт не Алексею Кузьмичу, не НЦСИ и даже не Министерству культуры. Это вердикт всем нам. Словно дети среднего школьного возраста, мы удивляемся и тиражируем то, что для современного мира не является шоком. А вот для традиционно-патриар-хального, вскормленного на советско-патриотическом и церковно-православном искусстве, до сих пор является.

Получается, что и Минкульт, и НЦСИ, и МВД художнику только подыгрывают. Помогают набирать баллы, создают «хеппенинги», информационные поводы. Уверен, что если бы подобный конфликт между художником и владельцем галереи (пускай даже государственной) произошел где-нибудь в Лондоне или Антверпене, все выглядело бы совсем иначе. Там директор галереи на следующий день провел бы пресс-конференцию. При этом из одежды на нем был бы только портрет неугодного художника, закрепленный на возбужденном фаллосе. А журналисты, мол, пусть разбираются, кто кого на чем вертел круче и успешнее!

Дело в том, что в современном информационном обществе, переполненном «лайками», «репостами», «хайпом» и прочей неосязаемой субстанцией, искусство нельзя победить административными мерами. Искусство и стеб можно победить только искусством и стебом. Клин клином вышибают! А всевозможные люди в форме, суды, повестки и т.д. моментально превращаются в декорации для спектакля, где главным героем и действующим лицом является сам художник. Это-то ему и нужно. А если государственные люди не понимают сего момента, то они воистину неграмотны в вопросах современного искусства и рекламы. Как тот сотрудник МВД, что допрашивал Кузьмича.

Вспомним скандального петербуржца Петра Павленского. Того самого, который колючей проволокой обматывался, рот зашивал, двери ФСБ жег, мошонку к брусчатке Красной площади прибивал… Кто из вас знает, умеет ли вообще художник Павленский рисовать? Рисовал ли он вообще когда-нибудь? Сможет ли построить композицию? Загрунтовать холст? С другой стороны: а кому это интересно? Художников, которые умеют грунтовать холст, — миллионы. А тех, которые способны прибить мошон-
ку, — единицы. Именно поэтому про него пишут и помнят, а кто-то другой, возможно, более талантливый, сидит себе дальше в мастерской и рисует пейзажи с березками.

Если честно, то я люблю традиционное искусство. Альбрехта ДюрераГюстава ДореКаспара Давида Фридриха… Искусство Кузьмича мне попросту неизвестно. К сожалению. Всесильный Google на запрос «Алексей Кузьмич работы» выдает только фото голого художника, а еще — его тезку, белорусского художника А.В.Кузьмича, который писал бесконечное количество мадонн на грани подражания Рериху и классической совковой живописи. При этом сама акция, на мой взгляд, довольно успешна и своевременна. Ведь молодой белорусский художник перед дядями и тетями в пиджаках с министерским скепсисом и грустью в глазах предстает именно голым — беззащитным.

В чем, собственно, если не в этом, секрет повальной эмиграции молодых творцов в Прагу, Вену, Берлин, на худой конец — в Варшаву? В цензуре, госзаказах, в «мафии», которая давно определила, кому и что творить… Согласитесь, ведь за годы существования независимой Беларуси у нас не то что не было создано каких-то новых стилей и художественных направлений. Сама эстетика городов и весей погрязла в каком-то непонятном желеобразном состоянии между совком и современным искусством: сталинский ампир повторить уже некому, а на новые, дерзкие свершения нет отмашки «сверху», поэтому все и прозябает в беспросветном болоте.

Отсюда «черные списки» неугодных музыкантов. Отсюда вердикты о «низком художественном уровне» для кумиров молодежи . Отсюда «распил» госзаказов между бронтозаврами советской эпохи, которые не хотят впускать в свою сферу кого-то извне. Нет, все-таки не Алексей Кузьмич должен прикрывать свою наготу табличкой с надписью «Министерство культуры». С такой табличкой должны являться перед публикой чиновники этого самого министерства и их придворные художники-скульпторы-музыканты. Ведь кроме как министерской табличкой, обеспечивающей государственную «крышу», прикрыться им особо и нечем.

А Кузьмичу — удачи!

Алесь Киркевич

Белгазета

Похожие статьи