Ольга Хижинкова: «Появилось четкое ощущение, что доберутся до всех»

Ольга Хижинкова вчера сообщила, что вынуждена покинуть Национальную школу красоты. Причина — ее активная гражданская позиция. «Мне дали понять: либо я молчу и ничего не публикую в соцсетях, либо расстаемся», — говорит «Мисс Беларусь 2008». Она без раздумий выбрала второй вариант и рассказала журналисту SPORT.TUT.BY Виктории Ковальчук о внутренней свободе, точке невозврата и патриотизме, который так четко прочувствовала лишь этим летом.

«Появилось четкое ощущение, что доберутся до всех»

— Ты понимала, что, открыто выражая свою гражданскую позицию, рискуешь лишиться работы в госучреждении?

— Конечно. Понимала это с момента публикации первого поста в июне, когда арестовали Виктора Бабарико. Уже тогда мысленно попрощалась с работой в государственном учреждении, хотя к тому моменту Национальная школа красоты была моим единственным местом работы.

— Почему, осознавая все риски, ты все равно решила не молчать?

— Мне всегда было важно находиться в ладах со своей совестью. По жизни я остро реагирую на несправедливость, и в таких случаях личные интересы всегда отходят на второй план. Если я внутренне не согласна с происходящим, то не буду делать вид, что все хорошо. Мне важно чувствовать внутреннюю свободу.

Конечно, нам всем всегда есть что терять. Мы почему-то думаем, что другому легче или не так страшно. Хотя на самом деле людям со скромной зарплатой еще тяжелее сказать что-то против власти, потому что они потеряют даже те небольшие средства к существованию, которые получают.

— Что стало триггером, когда ты не смогла промолчать?

— Именно арест Бабарико. До этого был арестован Сергей Тихановский, и мы наблюдали, как все альтернативные кандидаты по очереди лишались возможности попасть на выборы. Появилось четкое ощущение, что доберутся до всех. Все делалось настолько искусственно и неприкрыто, чтобы не допустить этих людей до президентской гонки, что чаша терпения многих белорусов оказалась переполнена. Невозможно было молчать, потому что волна негодования достигла пика.

Фото из инстаграма Ольги Хижинковой
Фото из инстаграма Ольги Хижинковой

«На работе мне обозначили: либо я молчу, либо придется расставаться»

— Когда тебе на работе впервые намекнули, что твои публикации в соцсетях могут повлечь расторжение трудового договора?

— Где-то в августе меня предупредили, чтобы я была осторожнее в высказываниях и в своем поведении в соцсетях. Я ответила, что, на мой взгляд, и так очень мягко и дипломатично высказываю свое отношение к происходящему. При этом подчеркнула, что я не могу молчать. Это ведь не выглядит так, что я сижу и жду, когда же появится информационный повод, чтобы что-то написать. Просто есть вещи, мимо которых невозможно пройти. И я высказывалась не просто для галочки, а с надеждой: а вдруг кто-нибудь все-таки услышит…

— Как тебе сообщили, что с тобой разрывают договор?

— На прошлой неделе состоялся еще один разговор, где мне четко обозначили: либо я молчу и вообще ничего не публикую, либо придется расставаться. Мой выбор был очевиден.

— При этом ты всегда подчеркивала, как сильно любишь работу в Национальной школе красоты. Не было даже момента, когда задумалась: может все-таки отмолчаться?

— Нет. Я прекрасно понимала, что в таком случае я буду искусственно себя сдерживать и чувствовать внутренне несвободной. События начала этой недели показали, что я была права. Даже если бы я решила помолчать, то арест моего друга — журналиста Сергея Щурко — в любом случае положил бы этому молчанию конец.

— Тебе предложили написать заявление по собственному желанию?

— Я работала в Национальной школе красоты по договору подряда, поэтому мне просто не продлили контракт.

Фото из инстаграма Ольги Хижинковой
Фото из инстаграма Ольги Хижинковой

«Я впервые прочувствовала, что такое истинный патриотизм»

— Как прошел твой последний рабочий день?

— Коллектив очень тепло попрощался со мной, сказал много добрых слов, подарил мне цветы и сертификат на октябрьский корпоратив с экстремальными спортивными интерактивами — все как я люблю (улыбается).

У меня действительно очень хороший коллектив… был. И я искренне не хочу, чтобы сейчас имидж школы каким-то образом пострадал, потому что там прекрасные педагоги, многие из которых поддерживают меня и мою позицию. Но так сложились обстоятельства — просто сейчас такое время.

— Как прошло прощание с детьми? Сентиментально?

— Это не совсем дети — подростки, старшая группа. Я сказала им, что так сложились обстоятельства, но все всё понимают. Прощаться было очень сложно, вчера я точно не была в своем лучшем расположении духа. Вроде бы ты знаешь, что это должно случиться. Но ощущения, мне кажется, сопоставимы с потерей любимого человека, когда ты понимаешь, что он болеет и исход неизбежен, но все равно до последнего не можешь быть к этому готов. Как только я пыталась облечь мысли в словесную формулировку, накатывали эмоции. Плюс ученики тоже очень эмоционально отреагировали на мой уход.

— Ты уже начала строить планы на будущее?

— Этот год очень противоречивый. Все планы на 2020-й оказались только планами. Изначально все пошло не совсем так, как я хотела. Сейчас нужно время, чтобы очухаться, прислушаться к себе и потом уже предпринимать какие-то шаги.

Фото из инстаграма Ольги Хижинковой
Фото из инстаграма Ольги Хижинковой

— Что ты испытываешь сегодня в отношении происходящего в стране — страх, надежду, отчаяние, гордость?

— Меня переполняет чувство единения. Впервые в жизни я в истинном смысле слова прочувствовала, что такое патриотизм и единение с народом. Когда есть общая идея, когда ты видишь, сколько людей остро реагируют на насилие и несправедливость, ты понимаешь, сколько у нас добрых, честных и прекрасных белорусов.

Может быть, не каждого лично коснулись происходившие ужасы, но все увидели, как пострадали соседи, знакомые, простые минчане и белорусы, и мы вдруг стали готовыми высказывать свою позицию. И я очень горжусь белорусами. Мы показали, какие мы смелые, хоть по натуре и являемся очень спокойной и вдумчивой нацией. Просто мы достигли точки невозврата, после которой уже никогда не сможем быть прежними.

Похожие статьи