Получится ли у Зеленского стать привлекательным политическим образцом для всего СНГ

Сразу после победы на президентских выборах Владимир Зеленский обратился к бывшим республикам СССР, призвав их брать пример с Украины. Украинские политики давно считают себя достойными подражания, ролевой моделью для многих других соседей. Но получится ли у Зеленского стать привлекательным политическим образцом для постсоветского пространства – и в том числе для России?

Вечером в воскресенье, когда благодаря опросам общественного мнения исход выборов уже не вызывал никаких сомнений, Владимир Зеленский решил сказать пару слов не только своим согражданам, но и всем гражданам бывшего СССР:

«Пока я еще официально не президент, я могу сказать как гражданин Украины всем странам постсоветского пространства: «Посмотрите на нас, все возможно».

Это заявление привлекло наибольшее внимание и в России, и в других республиках – и понятно почему. Несложно понять, что имеет в виду 40-летний будущий президент. Учитесь у нас, у Украины, тому, как менять власть. Тому, как человек не из политической элиты может стать президентом. Как простые люди могут с помощью выборов высказать свое недовольство правящей элитой.

Делайте, как мы – и завтра будете если не в Европе, то на пути в нее, то есть порвете со своим азиатским, совковым прошлым и присоединитесь к передовым странам.

Так рассуждает не один Зеленский, а все западноориентированные политики на постсоветском пространстве: российская радикальная «демократическая» оппозиция, белорусские и казахские противники Лукашенко и Назарбаева. Вот, все проблемы от того, что нет сменяемости власти, правят одни и те же люди по 20–30 лет, от людей ничего не зависит, ничего не меняется. А нужно, чтобы было как в Европе, ну или хотя бы как на Украине – менять президентов на выборах, чередовать партии у власти.

Причем Зеленский не первый такой. То же самое говорили и про Ющенко почти 15 лет назад. А началось все с Саакашвили, который еще раньше пришел к власти в Грузии. Да, не совсем демократическим путем, через захват парламента – но это же была «революция роз», народное восстание во имя свободы и демократии.

Теперь из Зеленского будут лепить некую «ролевую модель» для всего постсоветского пространства.

Да и он сам, как видно, не против поиграть в такие игры. Есть ли для этого хоть какие-то основания? Что на самом деле представляет собой «случай Зеленского» и могут ли у него быть успешные подражатели на просторах бывшего СССР?

На самом деле Украина часто меняла президентов, Зеленский уже шестой за 27 лет. При этом сама форма власти на Украине не президентская – велика роль парламента, от него вообще зависит больше, чем от главы государства. В этом принципиальное отличие от России, Белоруссии, Казахстана и среднеазиатских республик. Роль региональных элит также чрезвычайно велика – они по большому счету являются соправителями страны. Вместе с так называемым киевским политическим классом и олигархатом.

Смена президентов не приводит к смене олигархов – то есть перераспределяются их доли в ООО «Украина», но не более того. Конечно, когда произошел коллапс Украины в 2014 году, олигархическая карта Украины была сильно перекроена. Но это объяснялось как чрезвычайным характером событий (насильственная смена власти через Майдан), так и последующим уходом Крыма и восстанием Донбасса.
Победа Зеленского, по его же меткому замечанию, это приговор Порошенко – то есть выражение недовольства как политикой президента, так и всей действующей политической элитой. Часть олигархата просто ловко использовала сложившиеся в обществе настроения, чтобы провести в президенты «слугу народа», человека из телевизора, якобы не имеющего никакого отношения к надоевшему людям «политикуму». Зеленского уже сравнивают с Трампом и Макроном – но общее здесь лишь то, что во всех случаях победителям удалось оседлать волну недовольства профессиональными политиками, коррумпированными и сросшимися с олигархатом.

«Европейский выбор» Украины стоил ей не только Крыма и Донбасса – но и разрыва с Россией. То есть с тем целым, частью которого незалежная продолжала оставаться (на самых разных уровнях – от человеческого до экономического) и после распада СССР.

Попытка переписать свой генетический, исторический код, выйти из состава русского мира, объявив себя не просто не Россией, а частью Европы, не может быть удачной. Насилие над своей сутью никогда не заканчивалось для самодельных, случайных государств ничем хорошим.

Пример Украины не может быть заразителен для других постсоветских республик просто потому, что никто из них (если говорить про большинство народа и правящие элиты) не собирается перекрещиваться из русских (белорусов, казахстанцев) в европейцы.

Да, часть молодежи и откровенно прозападных элит мечтают повести свои страны по пути Украины, но их влияние совершенно недостаточно для изменения направления движения их стран. Попытки устроить «цветные революции» в Белоруссии или Казахстане, конечно, возможны – вот только шансов на успех у них нет. Так же как и на появление своего «Зеленского».

Потому что главное условие появления Зеленского – это несостоявшееся государство и тотальное недоверие народа к элите как таковой. Грузия, Армения, Украина, Молдавия – несостоявшиеся государства, большая часть населения которых вынуждена в поисках заработка уезжать за границу, а местные элиты разделены на несколько враждующих кланов.

Неудивительно, что в результате рано или поздно все «элитарии» становятся одинаково ненавистны рядовым гражданам. А это, в свою очередь, приводит к бунту-перевороту, в результате которого на радость людям приходит «простой журналист» Никола Пашинян или «слуга народа» Владимир Зеленский.

При этом их личные мотивы могут быть – и чаще всего и являются – вполне искренними и патриотическими. Поменять элиту, навести порядок, сделать жизнь людей лучше – все это присутствует в планах «народных кумиров». Вот только в реальности им практически никогда не удается изменить баланс сил в своей стране. Перегруппировавшиеся хозяева жизни, олигархи и их кланы, остаются источником реальной власти.

В России система власти, отчасти сходная с украинской, была в 90-е – тогда олигархат оказывал огромное влияние на все стороны жизни страны. Проводил выгодную только ему приватизацию, коррумпировал чиновничество и сам становился у нужных ему в данный момент рычагов власти. При Путине олигархат был удален от власти как таковой – он не имеет не то что решающего, но даже ситуационного влияния на политику президента. Это понимает и абсолютное большинство нашего народа. При существующем недовольстве теми или иными частями «элиты» оно видит, что Путин и высшая власть в целом ведут целенаправленную работу по национализации элиты, по формированию нового управленческого класса, по запуску социальных лифтов.
Представить себе популярного актера или какого-то другого представителя якобы антиэлиты, контрэлиты в качестве успешного кандидата в президенты России невозможно. У нас президент, в отличие от той же Украины, не является и не воспринимается как часть этой «элиты», как «один из них» (олигарх Порошенко или глава какого-нибудь регионального клана, как Янукович).

Владимир Путин не слуга элиты или даже номенклатуры, а ее бич – он в самом главном смысле и есть «слуга народа». То есть места для появления симулякра «народного кандидата» у нас просто нет. Отношение к высшей власти не подразумевает шоу кандидатов с вставанием на колени и раздачей заведомо невыполнимых обещаний.

Пётр Акопов

Похожие статьи