Пять вопросов, которые Лукашенко и Путин могут обсудить в кулуарах парада

24 июня Александр Лукашенко вместе с сыновьями приглашен на парад Победы в Москве. Торжественными мероприятиями контакты Лукашенко с руководством России явно не ограничатся. На повестке дня есть ряд злободневных тем, которые было бы неплохо обсудить если не за столом, то на ходу.

Дело Белгазпромбанка

Конфликтная ситуация вокруг дочернего банка группы «Газпром» в Беларуси сейчас является темой номер один для обсуждения. Белорусские власти сделали ряд громких действий и заявлений, что спор может быть разрешен только на высшем уровне.

Напомним, почти 2 недели назад белорусские силовики задержали группу бывших и нынешних топ-менеджеров Белгазпромбанка, которым 20 лет управлял Виктор Бабарико, пока не объявил в мае о своих президентских амбициях. Вскоре после этого Нацбанк ввел временную администрацию по управлению «дочкой» «Газпрома» в Беларуси. Временная администрация во главе с Надеждой Ермаковой уже связывалась с основными российскими акционерами Белгазпромбанка, но они «отказались обсуждать вопросы совместной деятельности».

Таким образом акционеры дали понять, что переговоры возможны на более высоком уровне. На это наталкивают и последние заявления белорусских властей.

Вчера Лукашенко заявил, что во время обысков в Белгазпромбанке «нашли флешки, жесткие диски и море информации, и этого боятся их хозяева».

Силовики также заявили о 430 млн долларов, которые проследовали со счетов Белгазпромбанка на счета латвийского банка ABLV, закрытого в 2018 году из-за подозрений в отмывании денег. И явно, что это были средства не топ-менеджеров белорусского банка.

До этого глава Комитета госконтроля Иван Тертель говорил о «кукловодах», стоящих за деятельностью Бабарико. «Такими лицами являются, мы знаем, большие начальники в „Газпроме“, а может быть, и выше», — сказал Тертель.

Кто может быть выше начальников «Газпрома»? «Газпром» находится под контролем российского государства. Газовую монополию возглавляет некогда назначенный Владимиром Путиным Алексей Миллер. Председателем совета директоров «Газпрома» является специальный представитель президента РФ по взаимодействию с Форумом стран — экспортеров газа Виктор Зубков. То есть выше начальников «Газпрома» может быть только руководство России.

Кремль уже просил Минск аргументировать слова о «кукловодах» из «Газпрома». «Подобные обвинения в адрес международных компаний не могут быть голословными», — заявил пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков. Он подчеркнул, что интересы крупнейших компаний страны «всегда находятся под защитой российского государства». «Это один из приоритетов — защита наших компаний, которые работают в других странах, в том числе и Беларуси», — заверил Песков.

Цена на газ

У Минска и Москвы до сих пор открыт и еще один вопрос, который связан с «Газпромом». Белорусские власти добиваются, чтобы единый поставщик газа в Беларусь снизил цену на голубое топливо.

Фото: Reuters

В апреле, когда цены на газ существенно снизились на фоне пандемии и падения нефтяных котировок, Минск стал требовать от «Газпрома» пересмотра контракта, который был подписан 14 февраля текущего года. Цена на газ была сохранена на уровне 2019 года — 127 долларов за тысячу кубометров.

А 29 мая глава «Газпрома» Алексей Миллер заявил, что компания готова начать переговоры с Беларусью по условиям поставок российского газа в 2021 году после погашения Минском долга за поставленный газ в размере 165,57 млн долларов.

В ответ Минэнерго Беларуси заявило, что Минск не имеет задолженности за импортируемый газ, но есть разногласия между субъектами хозяйствования по определению стоимости поставляемого газа с учетом его калорийности.

По оценкам наблюдателей, долг мог образоваться из-за того, что Беларусь не уплачивает надбавку «Газпром трансгаз Беларусь» за доставку газа потребителям в лице облгазов и «Нафтана».

По имеющейся неофициальной информации, спор до сих пор не решен. А размер долга продолжил нарастать и достиг 200 млн долларов.

Точку в подобном конфликте «Газпрома» и Беларуси в 2016—2017 годах поставила встреча президентов двух стран, которые утвердили вариант с «перетаможкой» нефти.

Коронавирус

Сотрудничество двух стран в борьбе с коронавирусом и его последствиями Владимир Путин и Александр Лукашенко начали обсуждать на минувшей неделе по телефону.

Известно, что Россия предложила Беларуси свое лекарство от новой болезни. Путин заверил, что его получили на основе японских лекарств и оно «хорошо работает». Лукашенко сказал, что уже поручил Минздраву осуществить поставки из России этих лекарств и попробовать в лечении.

— Мы, правда, японским аналогом пользуемся, но у вас оно усовершенствовано, — отметил белорусский президент.

Однако очевидно, что одним лекарством обсуждение пандемии не закончится. Минск и Москва избрали разные стратегии борьбы с коронавирусом. Россия с 27 марта прекратила транспортное сообщение с другими государствами. Был также введен запрет на въезд иностранцев в страну. Постепенно барьеры для некоторых категорий граждан стали снимать. Недавно власти Беларуси и России высказались за полноценную отмену существующих ограничений.

Деньги

В условиях пандемии Минск сейчас нуждается в дополнительном внешнем финансировании. Пока белорусские власти преуспели в части реструктуризации и рефинансирования долгов.

Россия согласна улучшить условия Беларуси по кредиту на строительство АЭС. А Минфин Беларуси занял 1,25 млрд долларов через евробонды. Хоть стоимость ресурсов удалось снизить, но ставка в районе 6−6,3% годовых выглядит довольно высокой.

Фото: Finance.nur.kz
Фото: Finance.nur.kz

Поэтому Минск находится в поиске более дешевых денег. Донорами могли бы стать подконтрольные Москве Евразийский фонд стабилизации и развития и Евразийский банк развития. На предоставление помощи с их стороны в условиях пандемии намекал и Александр Лукашенко на видеоконференции глав стран ЕАЭС, которая прошла 14 апреля.

— Фонду надо поставить задачу и дать право оперативно принимать решения об упрощенном порядке предоставления помощи. Кстати, все международные финансовые организации это уже сделали. В том числе МВФ. Это могут быть суверенные займы, стабилизационные кредиты, грантовые средства на поддержку здравоохранения, — сказал Александр Лукашенко. — При этом Евразийский банк мог бы также поддержать своих заемщиков из наших стран путем реструктуризации долгов по реализуемым проектам, предоставления льготного финансирования по точечным вопросам, проработки дополнительных механизмов оперативного реагирования.

Владимир Путин согласился, что «в случае необходимости» можно привлечь ресурсы из ЕАБР и стабфонда.

Вопрос сейчас стал еще более актуальным, если верить словам Лукашенко о том, что МВФ продолжает требовать от Беларуси ввести «карантин, изоляцию, комендантский час» для получения кредита в размере 900 млн долларов. «Что за глупость? Мы ни под кого плясать не будем», — сказал президент Беларуси.

Нефть

Поставки российской нефти с апреля идут в необходимом Беларуси объеме. Но ряд вопросов до сих пор не урегулирован. Например, минфины двух стран еще не утвердили механизм межбюджетного трансферта в рамках расчетов за нефть. Речь идет о компенсации из бюджета РФ премии поставщикам нефти в Беларусь. По оценкам российской стороны, это будет около 60−70 млн долларов за 2020 год.

Сейчас власти Беларуси меньше педалируют тему компенсации за налоговый маневр в нефтянке. Впрочем, ответ Москвы на этот счет хорошо известен — подписание 31-й «дорожной карты» углубленной интеграции в Союзном государстве.

В начале июня посол Беларуси в России Владимир Семашко заявил, что Минск готов вернуться к переговорному процессу по углублению интеграции с РФ в сентябре-октябре 2020 года.

Ранее Лукашенко заявлял, что не подпишет «дорожные карты», если не будут решены вопросы по равным ценам на газ и нефть, открыты рынки РФ для белорусских товаров и сняты другие барьеры.

TUT.by

Похожие статьи