Работа за $1 в час, комната за $130 в месяц. 18-летняя студентка о прелестях и ужасах жизни в Минске

В жизни каждого человека наступает время, когда ему приходится резко повзрослеть. Для многих ребят из маленьких городов таким периодом становится учеба в вузе. Юле 18 лет, а она уже перешла на третий курс. Окончив совершенно обычную школу в Столине, девушка легко поступила на бюджет факультета журналистики БГУ. У Юли есть амбиции и трезвый взгляд на вещи, способности и упорство, чтобы воплотить все желаемое в жизнь, но при этом хватает загонов и печалей, которые скрываются за этим образцовым фасадом. Юные лица большого города, их расходы на съем жилья и перспективы обзавестись собственным — в рубрике Onliner, посвященной студентам и их бюджету.

О чем пойдет речь

  • Деньги и работа
  • Общага и квартира
  • Доходы и расходы
  • Планы на будущее

Деньги и работа

Несмотря на то что Юле всего 18 лет, она уже предприняла серьезную попытку работать и зарабатывать деньги. К сожалению, все закончилось печально, и не столько из-за жестких условий труда, сколько из-за желания взвалить на себя все разом. Вместо того чтобы правильно рассчитать нагрузку, Юля занималась подсчетом калорий, о чем сейчас, конечно же, жалеет. Расстройство пищевого поведения в сочетании с тяжелой учебой и изматывающей работой привело к серьезным проблемам со здоровьем. По Юлиным словам, работодатель отказался входить в положение и принимать во внимание справки и диагнозы. Девушка подозревает, что на лекарства потратила не меньше, чем заработала за три месяца.

— Я работала в кинотеатре Silver Screen с сентября по декабрь, хотя в последний месяц у меня были сплошные больничные. Я была членом бригады быстрого обслуживания: мы продавали билеты, запускали людей в зал, фасовали попкорн.

Работа была очень тяжелой: на 0,75 ставки нужно было отпахать 30 часов в неделю, причем в первый месяц платили всего 2 рубля в час. К тому же нас штрафовали за опоздания.

После испытательного срока стал начисляться процент от продаж, несколько раз меня ставили за кассу, но с продажами не задалось, и в основном я работала билетером на входе в зал.

В Silver Screen бывали бешеные потоки людей — во время фильма «Веном», например. Перед тобой очередь из 300 человек, и каждому нужно отсканировать билет, назвать ряд и место, выдать 3D-очки. Все раздражаются, кричат «Девушка, быстрее!», а где-то из-за угла за тобой следит твоя управляющая, ведь ты работаешь всего пару месяцев.

Во время собеседования обещали зарплату от 400 рублей, но в первый месяц я получила 250, во второй уже начались больничные, и у меня вышло в районе 150 рублей, а в третий я мучилась с увольнением, мне начислили рублей 100 отпускных и больничных, но вычли из этой суммы 40 рублей за поло, в котором я работала.

Хотелось заработать побольше денег, но, конечно, с такими ставками и такой нагрузкой это было сложно. Иногда работала по 7 часов в день, иногда по 5, а в выходные могли поставить 10—12 часов. С учетом учебы времени на отдых вообще не оставалось. Возвращаюсь в общежитие с работы — нужно готовиться к парам. При этом я даже не питалась нормально, хотя организму нужна была энергия. Все время стыдила себя за лишние калории. Все началось с головной боли, затем пришла боль в спине, потом обмороки. Мне поставили диагноз «дистония», начали ставить уколы в спину, у меня постоянно падало давление, пару раз мне было плохо прямо на работе, и мои коллеги это видели.

Хотя у меня не было огромных продаж и мою работу не сильно ценили, когда речь зашла об увольнении, меня категорически не хотели отпускать. Когда я рассказала управляющей, что собираюсь увольняться, потому что у меня начались проблемы со здоровьем, она сказала: «Юль, попей витаминки», — и разговор был окончен. Хотя она все знала, видела, как я бледнею и задыхаюсь на работе. Да, я была на контракте, но приносила все справки о состоянии здоровья, у меня была по-настоящему уважительная причина уволиться. Неужели подпись на контракте означает, что я попадаю в рабство?

В итоге моя мама позвонила управляющей, накричала на нее, сказала: «Она не будет у вас работать!» — на что управляющая возразила: «Нет, будет!» Мама такая: «Вы вообще страх потеряли? Да она просто на работу не выйдет!» В общем, мне и маме вытрепали все нервы, но в итоге меня уволили.


— Система оплаты труда у нас состоит из фиксированной (оклад) и переменной (премия) частей, — комментирует Елена Живоглод, директор по маркетингу компании Silver Screen. — Окладная часть — это 2,3 или 2,4 рубля в час, точно не скажу. Все остальное зависит от результатов труда. Сейчас у нас сложилась довольно опытная команда, в которой каждый член бригады получает не меньше 50% премии. Но все эти ребята поднаторевшие, они умеют работать. У новичков премиальная доля может быть меньше. Да, раньше мы заключали контракты с такими работниками, но сейчас переходим на бессрочные договоры. Думаю, что ситуации, когда человека не хотели увольнять, держали помимо его воли, быть не могло. Но период расторжения контракта составляет, если я не ошибаюсь, около месяца. И в течение этого месяца сотрудник продолжает работать в компании.

— Действительно ли при окончательном расчете из зарплаты вычитают стоимость рабочего поло?

— Да, когда ребята уходят, они частично покрывают стоимость футболки — около 30 рублей — и забирают ее с собой.


Общага и квартира

Юля — одна из тех студентов, которых выселили из общежития в преддверии Европейских игр. Правда, предложили место в другом общежитии, за МКАД, но альтернатива показалась девушке не очень веселой. В тот момент она и так загибалась от нагрузки и не хотела тратить на дорогу лишние 40 минут в день.

— Нас предупредили, что во второй половине года придется съехать. Предлагали десятое общежитие, но оно за МКАД, там условия похуже, и мне не хотелось тратить на дорогу два часа в день. Кроме того, за полтора года я просто устала от общажного шума, мне хотелось тишины, уединенности, своей комнаты. В квартире самостоятельности больше: приходишь во сколько хочешь, приводишь кого хочешь, ложишься когда захочешь. Я спросила у мамы, потянет ли она съем квартиры, и она сказала, что потянет.

Снять квартиру перед Европейскими играми было сложно и дорого. Мы все время мониторили базу Onliner и другие сервисы объявлений по сдаче квартир, но студенты, выселенные из общежитий, очень быстро все разбирали. Через два часа после публикации объявления квартира уже могла быть сдана.

Мы искали «трешку» на троих: я, моя одногруппница и девушка из магистратуры, которую вместе с нами выселили из общежития. Одногруппница в последний момент слилась, и мы нашли соседку в одной из групп в социальных сетях, посвященной аренде квартир. Там иногда встречаются объявления типа «Ищу компанию для совместного съема жилья». Было страшно брать в соседки совершенно незнакомую девочку, но нам с ней очень повезло. Мы втроем прекрасно ужились. Она окончила четвертый курс МГЛУ и в конце июня уехала отрабатывать распределение. Неделю назад к нам заселилась другая девочка, мы с ней еще толком не знакомы.

Квартира сдается за $400. Так как эта цена ровно на троих не делится, мы с девчонками договорились, что по очереди каждая из нас платит $140 в месяц, а две другие — по $130. На следующий месяц меняемся. Плюс «коммуналка» — это еще рублей 30.

Мы не из шумных жильцов, но иногда устраиваем тусовки. Раз или два в месяц сидим на кухне с вином или зовем в гости друзей. Однажды парни галдели на кухне, и соседи попросили нас вести себя потише. А так на нас никто не жалуется.

С хозяйкой квартиры нам очень повезло, она мировая женщина. Сломался чайник — привезла новый, сломался душ — приехала, починила, привезла нам пылесос, три сушилки для белья для каждой из нас, обеспечила всем необходимым и даже больше. В общем, у нас с ней полное взаимопонимание.

С начала учебного года я все равно, наверное, собираюсь вернуться в общежитие. В первую очередь места будут предоставлять волонтерам II Европейских игр, но я, как «чернобыльский ребенок», тоже имею определенные льготы. Несмотря на то что общежитие отремонтировали и довели до уровня трехзвездочного отеля, я бы с удовольствием продолжила жить в квартире.

Зарплата у мамы скромная — 600 рублей, и, хотя у меня боевая бабушка, которая умеет копить, экономить, откладывать, моя учеба им дорого дается.

Не хочу, чтобы они платили за меня и думали, как при этом прокормить себя. Поэтому, конечно, вернусь в общежитие.

Доходы и расходы

— Я довольно аккуратно трачу деньги, стараюсь заранее продумывать свой бюджет, записать, на что мне нужно оставить деньги в этом месяце, понять, сколько я могу потратить, не теряя уверенности в завтрашнем дне.

У меня даже был пост в Instagram о моих расходах. В целом все были очень удивлены, что у меня так мало денег уходит на еду. Просто я не особо ем мясо, а если и ем, то только курицу, которую мне передают мама с бабушкой. Так как я из небольшого города, у моей семьи есть домашнее хозяйство, и многие продукты я везу оттуда. У нас свои куры, кролики, яйца, фрукты в сезон, и мама с бабушкой обязательно «набросают» мне что-то в дорогу.

А в Минске я в основном покупаю творог, фрукты, крупы, да и то сейчас лето, ем я не много, углеводов не хочется, и на еду у меня уходит минимальное количество денег.

Без учета стоимости жилья у меня может уходить от 250 до 460 рублей в месяц. Из них 95 рублей — моя повышенная стипендия. С нее я оплачиваю «коммуналку», покупаю проездной, и остается рублей 20—30 на еду. Остальное дают мама с бабушкой.

Кажется, больше всего денег я трачу на развлечения: выпить кофе, сходить в кино, купить книжку. Рублей 20 могу сбросить популярному блогеру, чтобы он попиарил мой аккаунт в своем Instagram. Для меня в Instagram первичен текст. Мне просто нравится вести блог, я чувствую, что мне есть что сказать этому миру, и вижу результат: люди подписываются, ставят лайки, участвуют в обсуждениях. Я понимаю, что в Instagram люди больше оценивают визуал, но лично для меня снимки имеют второстепенное значение. Я их не обрабатываю, мне не хочется напускного глянца. Сейчас вся эта шаблонность уходит в прошлое, уступая место естественности.

Планы на будущее

— Я прохожу практику на телевидении, и, если буду ходить не для галочки, есть реальные шансы получить там работу. Вижу, что из меня реально взращивают будущего корреспондента, очень это ценю и мечтаю остаться. Это известный парадокс: телевизор никто не смотрит, но все хотят туда попасть, а с YouTube все наоборот, — смеется Юля.

Конечно, в перспективе я хотела бы быть как Дудь, «нежный редактор» или Регина Тодоренко, делать какой-то свой, авторский контент. Но мне кажется, что с опытом работы на телевидении проще «выстрелить» на YouTube.

Я слышала, что, если много работаешь, на телевидении можно получать и $1000. А средняя зарплата, по слухам, в районе 1200 рублей, что тоже, я считаю, вполне достойно. Но когда придет время распределения, особо выбирать не придется: я пойду туда, куда возьмут. Планирую остаться в Минске при любой зарплате, но, думаю, 500—600 рублей будет достаточно для съема жилья, питания, проживания, проезда и прочего. Как и сейчас, найду квартиру и подруг, чтобы снимать ее вскладчину.

onliner.by

Похожие статьи