Развал Союза ССР: взгляд из Беларуси

Если ещё пару-тройку раз Олег Гайдукевич призовёт нас, политически активных белорусов, к просмотру очередного белорусского телешоу на каком-нибудь республиканском телеканале, глядишь, начнём различать едва уловимые оттенки в безлико-молочном потоке  рафинированного отечественного телевещания. Мамульки-татульки! Уже начала вглядываться в интерьерные декорации и вчитываться в титры, уточняющие фамилии малоизвестных экспертов в студии.

Наличие множества республиканских телеканалов, безусловно, радует. Это наверное правильно. Скорее всего, даже хорошо. Плохо, что они малоразличимы. Супруг, например, с завидной лёгкостью распознаёт телеканал с цифирью «5», утверждает: там чавкают бутсы, щёлкают шайбы и мелькают прочие «батэ». Говорит, там вещает некий легендарный Новицкий. Повторюсь, когда-нибудь и мы, друзья-«политиканы», на вопрос о различиях между, скажем, ОНТ и СТВ начнём уверенно загибать пальцы, перечисляя преимущества и отличия. Сейчас же пришлось выявлять нужную политическую передачу лишь по узнаваемым усам неизменного лидера ЛДПБ Сергея Васильевича Гайдукевича.

К удивлению, политическая дискуссия в целом понравилась. Однако подобные передачи желательно снимать, что называется, вживую и обязательно в офисах оппозиционных партий. Это избавит от фоновой скукоты и увеличит аудиторию: смаковать неизбежные в таких раскладах скандалы будут долго. Впрочем, шутки в сторону.

Темой очередного ОНТшного выпуска «Нашей жизни» стал развал СССР. Гостям студии было предложено высказаться о событиях 1993 года, подписания Беловежских соглашений в Вискулях, а также о наследии СССР. Что ж, в очередной раз бескорыстно прорекламирую передачу, которую в ютубе посмотрела лишь сотня человек…

 

Оценка советского прошлого всегда эмоциональна и лишена системного подхода: слишком уж мало времени прошло с момента развала советской страны. Вот и гости студии «Нашей жизни» в основном говорили о собственном, субъективном воспоминании того времени, акцентируя внимание на причинах развала, но отчего-то не давая должной оценки выдающимся достижениям Страны Советов, перекроившей сознания сотен миллионов жителей планеты.

Первый секретарь ЦК КПБ с говорящей фамилией Сокол подтвердил моё персональное отношение к «речеиспусканиям» нынешних коммунистов: говорят бессвязно и малоинтересно. Неудивительно, что белорусские коммунисты разобщены и раздроблены на безжизненные партии. Вспомните разобщенность при так называемом праздновании 100-летия Великой Октябрьской революции: словно насмешка над несколькими поколениями советских людей, мечтавших дожить до этой даты.

Пришлось изрядно постараться, редактируя сумбурные высказывания секретаря компартии. Сокол, рассуждая о причинах развала СССР, как бы выделил три фактора: внешний – давление Запада, внутренний, когда в послесталинский период управленцы захотели жить по-капиталистически, и, третий – бездеятельность элит позднесоветского периода.

Развивая мысль белорусского коммунистического бонзы, обозначу, что СССР не только строился в условиях враждебного западного мира. Советский Союз являл собой системный антикапитализм.

Но, начиная с хрущёвских преобразований, советская номенклатура озаботилась передачей средств и влияний своим детям. Нужно заметить, что это скрытый троцкизм. Хрущёв-то и оставался троцкистом, даже возглавляя крупнейшую в мире державу. Дело Хрущёва довершили все эти Горбачёвы и Яковлевы.

Но ещё в 1960-х у СССР был уникальный шанс на рывок, который вывел бы Союз на недосягаемую для Запада экономическую, военную и энергетическую высоту.

Была энергетическая программа по выявлению новых, практически неисчерпаемых источников энергии. Была программа «Алмаз» конструктора Челомея, ставившая крест на войнах будущего и выводившая СССР на недосягаемое преимущество в космосе; по сути это те самые разработки, то сверхоружие, которым Путин недавно ошарашил мир, но которое Союз мог иметь ещё в середине 1960-х. И Общегосударственная автоматизированная система учёта и обработки информации (ОГАС) разработки Виктора Глушкова. Совокупность перечисленного переводила Советы в иное цивилизационное будущее. Всё похерила (это не ругательное слово) выродившаяся в монстра номенклатура. Как сказала бы Новодворская, «зажравшиеся комуняки».

Управленцы желали лишь увеличивать потребление, их не интересовали иные миры и кибернетическое управление хозяйством. Им никто не объяснил, что производительные силы бывают не только вещественные, но, например, социальные и духовные.

К излёту горбачёвского правления стало понятно, что партаппарат и хозяйственная номенклатура желает лишь одного: интегрироваться в мировую капиталистическую систему.

Структурный кризис стал системным.

 

Кстати, Октябрьской революции должны быть благодарны жители европейских стран. Потому как капиталисты пошли на сокращение рабочего дня, на значительные социальные уступки рабочим лишь из-за опасения, что те проникнутся коммунистическими идеями и революционными настроениями.

Ныне на Западе попросту дискредитировали коммунистическую идею. Борьбу трудящихся подменили какой-то вознёй с «защитой обиженных мигрантов», чернокожих, трансгендеров и т.д. Вот и на постсоветском пространстве коммунистическое движение попросту «сливают».

Развал СССР также сопровождался трагедией для жителей стран так называемого социалистического лагеря. Вот статистика ООН:

– В 1989 году в Восточной Европе, включая европейскую часть СССР, за чертой бедности находилось около 14 миллионов человек. Много? Конечно, много. Однако…

– В 1996 году их стало… 168 миллионов человек!

 

Порадовал эксперт Дзермант, напомнивший, что развал Страны Советов сопровождался межнациональными и гражданскими конфликтами, в которых по разным оценкам погибло от 100 до 200 тысяч человек. Никто не считал, сколько убито в бандитских разборках, от алкоголизма и наркомании. В Советском Союзе (до 1991 года) был постоянный рост населения, а после – произошло резкое падение.

Статистика утверждает, что, начиная с 1991 года, почти 10 лет (!) подряд на территории бывшего СССР убыль населения составляла около 1 миллиона человек ежегодно! Чудовищно!

Процесс распада Советского Союза, по Дзерманту, не закончился, потому что те конфликты, которые начинались после распада, продолжаются до сих пор. Это Грузия, это Молдавско-приднестровский конфликт, это Украина. Те страны, которые пошли ультразападным, либеральным и националистическим путем – Армения, Азербайджан, Грузия, Прибалтика, имеют тлеющие конфликты до сих пор. И пока Украина держалась на постсоветском богатстве, она могла мирно существовать, как государство. Но как только «включила» национализм – сразу начала распадаться.

 

Стоит согласиться с Алексеем Дзермантом в том, что Беларусь могла выйти из этой ситуации по-другому, иначе, без жертв, трагедий и потрясений, сохранив, в том числе, суверенитет белорусского государства.

Однако к 1991 году наша республика была уже отравлена ядом нетерпимого национализма. И это, видимо, то, о чём эксперт не успел сказать. Националистический угар, увы, породил те проблемы в гражданском обществе, которые не решены до сих пор и продолжают отравлять сознание белорусов. Белорусские националисты сделали ставку на русофобию, на борьбу с православием, на лишение русского языка статуса государственного, на переписывание истории, на вхождение Беларуси в ЕС и НАТО. Это отвергается подавляющим большинством граждан нашей страны.

Дзермант:

– Советская цивилизация – это общество, в котором человек получал бесплатное образование, бесплатную медицину, бесплатное жильё, где были решены основные социальные проблемы. Это уникальный пример, когда человечество, независимо от принадлежности к какому-либо классу, получило возможность развиваться и получать основные блага цивилизации.

 

Ещё один участник дискуссии, декан БГУ Вадим Гигин, замечательно проиллюстрировал события в стране 1991-1993 годов на примере деятельности политического аналитика Валерия Карбалевича, также принимавшего участие в передаче:

– Нужно разобраться,  как комсомолец, историк партии Валерий Карбалевич стал ярым антисоветчиком и антикоммунистом – вот это и будет ответом на то, что произошло со страной. Произошедшее с конкретным Валерием Карбалевичем –зеркальное отображение процессов, которые происходили в стране.

Итог программе подвёл лидер ЛДПБ, крупнейшей белорусской политической партии, Сергей Гайдукевич:

– В историю не плюют и не забывают. Её помнят, какая бы она ни была. Мы должны делать выводы, должны смотреть стратегически – всё  хорошее из нашего прошлого переносить в настоящее.  Прошлое нельзя осуждать, нельзя проклинать, нельзя делать из нашего прошлого фейки. Мы должны его беречь, должны любить и самое главное – учитывая ошибки, двигаться дальше, трудиться ради лучшей жизни людей.

 

Эльвира Мирсалимова

Похожие статьи