Сергей Смирнов: Как Западная «клюква» расковыряла старательно забытые раны

Запад регулярно снимает что-то о нашей загадочной русской душе: про КГБэшников, про железный занавес, про балет, про медведей и суровые холода. Зачастую выходит не очень, и потому мы снисходительно стали называть этот киножанр, характеризующий всю палитру стереотипов о нас, – «клюквой».

Соотечественники с повышенным чувством «патриотизма» без устали смотрят подобные «киношедевры», чтобы потом эмоционально раскритиковать их. — «Три дня я гналась за вами, чтобы сказать как вы мне безразличны». Лично я не столь категоричен, а потому, даже при явных неудачах, смотрю на Голливуд снисходительно, — наши киноделы своими плохими пародиями на их хорошие фильмы раздражают меня куда больше. Моя логика проста: как ни крути, но «Бела-кола» никогда не станет «CocaCola», а потому нам лучше делать квас, ну а пить — кому что нравится.

А потому от всеми обсуждаемого сейчас сериала «Чернобыль» от HBO я, как и многие зрители, ожидал чего угодно: суперагентов из США, заставляющих трезветь полупьяных советских ученых окунанием в ведро с холодной водой, ЧАКа Нориса прожигающего радиацию взглядом, и даже анонсируемую вначале сериала горькую правду.

Отмечу, сериал стартует с горькой речи академика Валерия Легасова о «цене лжи». Записав её на диктофон, он прячет кассеты со своими заметками в вентиляцию и, заботливо оставив коту побольше еды, вешается. Чтобы объяснить причины этого поступка, нас возвращают ровно на два года и одну минуту раньше, и из окна квартиры пожарного Игнатенко мы наблюдаем тот самый взрыв. Что привело уже к нему, нам тоже покажут, но только в пятой серии, красиво закольцовывая историю маленькими и страшными новеллами.

Фильм снят достойно. Умные люди говорят, что дилер «Чернобыля» настолько умелый и миксует правду и ложь так тонко, что отделить одно от другого практически невозможно. А как известно, самая опасная и убедительная ложь — это тонко искажённая правда. Главная мысль критиков сериала в том, что сериал, как и песня Шнурова про «Выборы», писался лишь ради последней строчки.

В данном случае, говорят другие, сериал – мощная информационная бомба, сделанная настолько умело, что её осколки будут разлетаться во все стороны ещё долго, на десятилетия лишая «Росатом» доли с его 41% от строительства атомных реакторов в мире!

Аналитики ставят репутацию на то, что после грандиозного успеха фильма по всему миру произойдут массовые демонстрации против строительства российских АЭС, а митингующие будут стоять с лозунгами: «Не хотим второго Чернобыля» с плакатами из раскадровки этого сериала. Впрочем, для белорусского читателя это не новость, ведь информационная кампании против строительства БелАЭС была начата еще до ее строительства.

Мне нет дела до прибыли «Росатома», а потому я не буду обвинять создателей «Чернобыля» в том, что они снимали этот сериал лишь с одной единственной целью – оболгать наш общественный уклад, и вновь показать всему миру какие же мы «безответственные».

Британцы, американцы – да кто угодно имеет полное моральное право снимать про Чернобыль, так как произошедшая 26 апреля 1986 года авария – катастрофа мирового масштаба, навсегда изменившая отношение всего человечества к мирному атому. Потому, несмотря на весь ужас произошедшего, само событие плотно вписалось в массовую мировую культуру: в виде фильмов, книг, видеоигр и т.д.

Что действительно важно для жителей постсоветского пространства, так это то, что обсуждаемый сериал актуализировал проблему, которую власти давно и упорно предпочитали замалчивать, в надежде, что вскоре мы о ней и вовсе забудем.

О Чернобыле предпочли забыть, так как эта токсичная тема несет в себе массу сложностей и проблем для государства, и без того регулярно вынужденного урезать социалку.

Правда такова, что разговоры о льготах давно вызывают у ликвидаторов лишь горькую улыбку. Власти вот-вот окончательно отменят все компенсации для жителей пострадавших областей. И в этот момент появляется сериал HBO, который напоминает не только о героических «био-роботах», что лопатами сбрасывали куски графита с той злополучной крыши, но и актуализирует вопрос о специфике управления в СССР, замалчивания масштабов аварии и доверия после этого к любой власти в целом.

А потому может быть не случайно, что именно в эти дни, когда все вокруг обсуждают тему Чернобыля, власти города Брест наконец-то решили приостановить строительство аккумуляторного завода «АйПауэр»?

Что сказать, опоздали свой сериал о Чернобыле снять, а теперь стреляем из рогаток вслед ушедшему бронепоезду и продолжаем платить бюджетные деньги на лунгиновские эксперименты.

Что ж, это лучше, чем финансировать создание низкопробного кино, которое пытается быть похожим на Голливуд. Перефразируя знаменитую фразу, скажу: «Прекрати искать «клюкву» в чужом глазу, когда в своем «Болливуда» не видишь».

Сергей Смирнов

 

Телескоп

Похожие статьи