«Смена Лукашенко не повлияет»: Поколение Z рассказало, знают ли они про пандемию, кризис и выборы

Что в голове у зетов

The Village Беларусь поговорил с тремя представителями поколения Z и послушал, что именно их волнует.

К поколению Z, или зумерам, относят людей, родившихся с 1995–97 годов примерно до 2012–го. Другие исследователи считают, что зумеры родились никак не раньше 2003–2004 годов. С зумерами все просто: это люди, уткнувшиеся в смартфоны, умные часы, «Алексы»-«Сири»-«Кортаны»-«Алисы» и прочие гаджеты, изобретенные поколением Х и миллениалами. Поколение Z даже не знает, каково это — жить без интернета и YouTube. И якобы весь жизненный интерес для них спрятан только внутри смартфонов. Так ли это?


«В этом году пойду на выборы»

Анна, 19 лет

студентка-первокурсница Университета культуры и искусств:

— Не могу сказать, что боюсь короновируса, но стараюсь придерживаться минимальных мер: не нахожусь в людных местах, стараюсь, чтобы мои близкие тоже не ходили, куда людно, потому что переживаю за них. Например, в кинотеатр, даже в то же самое метро, в какие-то большие супермаркеты, торговые центры. Знаю, сейчас очень многие люди, в основном, православные, идут в церковь. Мне это не нравится. Вот туда прям не знаю зачем ходят.

Напоминаю родным, что коронавирус передается, по-моему, воздушно-капельным путем. Напоминаю, чтобы надевали маски и брали с собой антисептик. Кажется, старшее поколение не всегда в это верит, особенно пожилые люди. Мой дедушка, например. Ему я очень часто напоминаю. Наконец-то он стал прислушиваться. Раньше он не хотел ходить в маске, а сейчас стал. Он не верил в коронавирус, отрицал, считал, что это выдумка и народ просто пугают. Я ему стала читать новости, говорю: дедушка, это очень опасно, люди твоего возраста, в основном, умирают. Я не хочу, чтобы ты умирал, поэтому, пожалуйста, ради меня носи маску. В целом, надеюсь, это скоро закончится. Я, конечно, думала, что это может продолжаться лишь до лета, но если читать новости, то, мне кажется, это продлится до зимы какой-нибудь.

Заметила, что в стране экономический кризис. Доллар подорожал, урезают всем зарплаты, без работы особой… Меня это беспокоит. Сейчас я не работаю, но скоро летние каникулы, хотела где-нибудь поработать хотя бы месяц-два. Но с этим, мне кажется, сейчас может возникнуть проблема. Я решила себя немножко перестать баловать в плане какой-то вкусной еды или дорогих покупок. Вот как-то решила немножко поэкономить, можно и так сказать. Доллары не покупаю, такого нет. Но небольшие суммы откладываю. Может, рублей пятьдесят, может, сто, раз в месяц отложить, чтобы лежало, вдруг понадобится. Лежит и накапливается.

Меня очень беспокоит мое будущее, что будет после того, как я закончу университет. Меня это очень волнует, особенно что делать, куда идти, куда работать, потому что, в основном, никуда не берут без опыта. Но мне нравится моя профессия. Просто все студенты переживают, потому что заканчивается университет — все: какая-то самостоятельная жизнь уже полностью начинается, забота. И это надо так искать, чтобы ты мог полностью себя обеспечить, не все время же сидеть у родителей на шее. В этом году пойду на выборы, но, мне кажется, после них ничего не поменяется. Но я надеюсь, что за четыре года, пока я еще буду учиться, ситуация станет лучше.


«Смена президента не повлияет»

Артем, 17 лет

11–классник:

— Коронавирус очень сильно меня беспокоит. Я не говорю всем, чтобы ходили в масках и перчатках — думаю, и так все понимают. По крайней мере, в моем окружении. В школе мою руки постоянно, дома мою постоянно, когда прихожу. Вижу, что учителя постоянно ходят в масках, а вот ученики — вообще нифига не вижу. Парочку видел, которые в масках, но так, большинство — нет. С радостью перешел бы на домашнее обучение, но мы все вынуждены ходить в школу.

Если появляется какой-нибудь слух про коронавирус, то проверяю его на правдивость. Но одноклассникам не рассказываю, я с ними редко общаюсь. С мамой обсуждаем. Не спорим, вместе понимаем, что надо здоровыми быть. Не знаю, как долго все это может продлиться — совсем спекулятивные рассуждения получатся. Возможно, год, возможно, лишь несколько месяцев. Тут не предугадаешь, с такими-то делами.

Коронавирус вполне себе может повлиять и на мое поступление в вуз. Возможно, набор уменьшат. А может, из-за того, что все обучались на домашке, уменьшат пропускной балл. А может, и наоборот решат его увеличить. Я чую, что после того, как закончу универ, врачи всем нужны будут, так что, в принципе, без работы не останусь.

На мировую экономику коронавирус повлиял сильно. Так что на Беларусь отчасти тоже влияет. А в России очень сильно рубль упал. В принципе, там и так сама по себе экономика не очень, но коронавирус внес свою долю. И на Беларусь тоже, и вообще на все страны. Учитывая то, что сейчас китайский рынок немножко оторван отчасти из-за всех этих дел.

За всех говорить не буду, но лично мне не нравятся перспективы медицины в СНГ. Гляжу что на белорусскую медицину, что на российскую — все немножко прискорбно. Надо либо все перелопачивать, либо хотя бы финансирование нормальное провести, потому что за такой труд люди получают такие гроши — это вообще ненормально. Если сравнить даже с ближними европейскими странами, можно удивиться, насколько у нас дешевый труд врача.

Есть, наверное, профессии, которые везде хорошо оплачиваются. Как минимум, нефтяные магнаты хорошо зарабатывают. Не думаю, что айтишник — прям такая универсальная профессия, которая бы все заменяла. Но если думать на будущее — то IT-технологии, как и вообще технологии, всегда хорошо финансируются. Айтишником можно и здесь себя проявить, не обязательно уезжать в Америку.

Чтобы что-то изменилось, надо, чтобы люди поменялись, я думаю. Смена президента не повлияет. Сколько гляжу, сколько на историю оглядываюсь, даже на недавнюю историю — чё-то… Смена мышления нужна. Надо думать, как люди. А то бывают такие люди, про которых не чувствуешь, что это люди. Я не сильно люблю о таком рассуждать.


«Меня в целом не волную глобальные проблемы вроде экологии»

Дарья, 18 лет

студентка колледжа:

— Меня очень волнует ситуация с эпидемией. У нас в Бресте очень много зараженных, как и вообще в Беларуси, и никто с этим ничего не делает. Это довольно-таки страшно, потому что если едешь в общественном транспорте и видишь, что очень многие люди игнорируют опасность: без масок и всего остального. Конечно, было бы лучше, если бы определенные меры в стране принимали. Маска и антисептик у меня всегда, в людные места стараюсь не соваться, сидим дома, в основном. У меня бабушка работает в больнице, она только на работу, в магазин и обратно домой. Но друзьям и знакомым я не говорю: ребята, мойте руки. Это же как негласное правило, и так все моют руки по сто раз, где только можно.

Если гуляешь с человеком один на один, то смысл эту маску надевать? А когда нас больше, и особенно если люди малознакомые, кто их там знает, — приходится маску надевать. У меня много друзей в России, Украине, в Италии подруга есть. И вот у них вроде самоизоляция есть, вроде меры приняты — а люди все равно заражаются. И у нас предвещали спад, а все равно по девятьсот новых человек в сутки. У меня заграничные друзья спрашивают: почему вы все еще работаете, все еще куда-то ходите? Неизвестно ведь, кто придет к тебе на работу, с кем бы будешь сидеть в маршрутке или стоять в одной очереди в магазине. Возможно, было бы лучше, если бы ввели изоляцию. Ну, в школах понятно: выпустил бумагу — все сидят дома. А людям, которым надо зарабатывать? На предприятиях? Довольно-таки сложно.

За экономикой я не слежу, мне это крайне неинтересно. Но я заметила, что доллар подорожал. Слышала, что особенно малый бизнес пострадал. У мамы знакомые, которые держат небольшие магазинчики, работают с косметикой или еще с чем-то, — и по-любому из-за коронавируса сейчас продается плохо.

В прошлом году я закончила школу, но поступить в вуз у меня не получилось, поэтому я пошла на год учиться в лицей легкой промышленности на агента по снабжению, работаю с театральными студиями, со спектаклями всякими, с творчеством, в общем. Не знаю, что будет с централизованным тестированием. Слышала, что переносятся сроки подачи документов, и я вообще без малейшего понятия, как на ЦТ могут заполнять целые аудитории, это же минимум 20–30 человек. Ты не знаешь, кто там с «короной», кто еще с чем-то, — довольно-таки страшно.

Вот когда поступлю в универ и через пять лет закончу, тогда буду задумываться, найду ли я работу. Но если бы я сейчас выпустилась из универа, то, кажется, было бы непросто найти работу. Я слышала, что большое число людей потеряли работу, и многим довольно-таки сложно как в денежном положении, так и в моральном. Да, сейчас бы мне реально сложно было искать работу. Потому что на распределение отправляют в такие населенные пункты… Ну, даже не в городе, а где-то за городом.

Меня в целом не волную глобальные проблемы вроде экологии. Наш Брест все-таки маленький город, на глобальном уровне думать не получается. Вот были школьные конференции — в Браслав ездили на экологические форумы. А сейчас мысли совершенно о другом. Но есть пожелание, чтобы люди тянулись к искусству. У нашего поколения мало желания приближаться к творчеству. Вот знакомишься с человеком, рассказываешь про себя, говоришь про театр — а он отвечает, что в театре был последний раз классе в седьмом. Это, конечно, очень обидно. Ну, это не личная обида, просто люди забывают литературу и искусство в целом. У всех электронные гаджеты, все вот это. Я тоже очень привязана к телефону, к соцсетям. Пока можно было, я все посещала: выставки, спектакли, концерты. Но когда человек в телефоне живет 24/7 — это уже что-то. Им проще посидеть дома, чем куда-то прогуляться.

ТЕКСТ: Александр Лычавко

ОБЛОЖКА: Calicadoo

 

Похожие статьи