Страсти вокруг Калиновского

Безусловно, идея с перезахоронением останков К.Калиновского в Беларуси доминировала в значительной части белорусских СМИ в конце сентября-начале октября, отодвинув на второй план новости о ходе парламентской кампании и даже общение А.Лукашенко с представителями украинских СМИ (во время которого, кстати, было сказано немало интересного). Причин тому несколько: это и нестандартность самой идеи перезахоронения, и относительно удачное время появления идеи, и даже (мнимая?) реальность положительного решения вопроса: при определенных условиях прах одного из лидеров восстания 1863 года действительно может быть перенесен из Литвы в Беларусь.

Но обо всем по порядку.

Исходим из того, что уважаемый читатель знает, кто был Кастусь Калиновский, а также когда, за что (или против кого) он боролся и чем все это в итоге закончилось. Также очень не хочется пускаться в долгие историко-философские рассуждения на тему национальной, культурной и религиозной идентичностей Калиновского, последующей героизации его образа в ходе белорусизации 1920-ых годов и особенно – в первые годы восстановления независимости. Речь сейчас не об этом.

В июле 2017-го во время раскопок на горе Гедымина в Вильнюсе были обнаружены останки 20 человек — участников восстания 1863 года. В марте 2019 года исследователи Вильнюсского университета пришли к окончательному выводу, что среди них есть и останки Кастуся Калиновского.

Раскопки на горе Гедымина
Раскопки на горе Гедымина

По словам первого заместителя канцлера правительства Литвы Дейвидаса Матулёниса, «церемония перезахоронения состоится 22 ноября и начнется на Кафедральной площади, затем в соборе мы решим, как организовать торжественную перевозку останков на кладбище Расу, состоятся церемонии на самом кладбище и в часовне. Останки будут помещены в символические, маленькие гробики и будут почтительно транспортироваться: все участники восстания, наряду с Сераковским и Калиновским, будут похоронены в центральной часовне кладбища Расу». Необходимо отметить, что на этом кладбище похоронено немало известных и значимых белорусов.

Центральная часовня кладбища Расу
Центральная часовня кладбища Расу

Вполне вероятно, что размах мероприятия будет сопоставим с тем, с которым проходило посещение Литвы Папой Франциском в сентябре 2018 года и вполне логично, что многие наши соотечественники, как и год назад, захотят приехать в Вильнюс именно в день перезахоронения останков участников восстания 1863 года.

Необходимо отметить, что ранее МИД Беларуси заявлял о высокой заинтересованности в установлении исторической справедливости относительно личности Кастуся Калиновского и готовности активно взаимодействовать в этом вопросе как с литовскими и польскими партнерами, так и с белорусским обществом. В ноябре прошлого года белорусские государственные эксперты официально приезжали в Вильнюс, где ознакомились с исследованиями останков участников восстания 1863 года, провели плодотворные встречи с литовскими коллегами, сделали свои выводы. Далее стороны обсуждали возможность совместной работы для более точной идентификации останков, а также установления при перезахоронении на могилах надписей на белорусском языке.

25 сентября министр иностранных дел Беларуси Владимир Макей встретился на Генеральной ассамблее ООН в Нью-Йорке со своим литовским коллегой Линасом Линкявичюсом. Глава МИД Литвы пригласил белорусскую государственную делегацию посетить похороны участников восстания 1863 года, которые должны пройти в ноябре в Вильнюсе, как это и планировалось изначально. Линкявичус отметил, что белорусские представители будут заинтересованы в участии в мероприятии, но Макей не уточнил, какого уровня может быть делегация.

А днем раньше появилась онлайн-петиция, обращенная к Парламенту и руководства Литвы, с просьбой перезахоронить останки Кастуся Калиновского в Беларуси. Открытое письмо в адрес литовского парламента подписали Светлана Алексиевич, Лявон Вольский, Владимир Цеслер и еще более четырех тысяч (!) человек.

Позже на «злободневную» тему высказались буквально все — от Геннадия Давыдько до Зянона Позняка. Причем, если первый в целом поддержал идею, то второй – высказался категорически против. В целом среди лидеров мнений образовалось два лагеря: первые полностью поддержали идею по перезахоронению Калиновского в Беларуси, а их оппоненты, наоборот, предлагали захоронить останки повстанцев в столице Литвы.

После беглого ознакомления с фамилиями и должностями первых нескольких десятков подписантов у меня сложилось стойкое впечатление, что многие из них (не все, конечно же) поставили свои подписи только ради рекламы себя или коммерческих структур, в которых трудятся. В определенных кругах сегодня это еще называется «хайпануть» — тема-то ведь реально модная. Занятно, что вечером 1 октября сбор подписей под петицией был окончен по неизвестным причинам.

По горячим следам первого интернет-обращения 27 сентября в Сети появилась новая петиция: вернуть в Закон о государственных наградах орден Кастуся Калиновского. Эта награда была утверждена указом Президента в 1996 году, упразднена в 2004 году и за 8 лет официального существования ордена ни одного награждения произведено не было. 30 сентября депутат верхней палаты парламента и одновременно глава «Товарищества белорусского языка им. Франциска Скорины» (ТБМ) Елена Анисим обратилась в Совмин с предложением рассмотреть проект закона о фактическом восстановлении ордена Кастуся Калиновского. Независимо от того, какой ответ будет дан г-же Анисим, юридический вес депутатского запроса не сравним со значимостью онлайн-петиции, пусть даже если ее подписали уже несколько сотен человек. Как говорится, «интернет не весит ничего». А депутатский запрос пока что еще имеет определенный вес.

Орден Кастуся Калиновского

Предложение захоронить Калиновского в Беларуси мне напомнило сразу две идеи с возможным перезахоронением известных личностей, имевших место в прошлом, а именно: перенос праха Карла Маркса из Британии в Советскую Россию (обсуждалась на полном серьезе в первые годы существования советской власти: в настоящее время К.Маркс покоится там же, где и почти 100 лет назад) и перенос останков Максима Богдановича из Ялты в Минск (идея существует с 1920-х годов, но положительно этот вопрос так и не был решен до сих пор).

Очень важный спросить: даже если на небе сойдутся все звезды и останки Калиновского и его товарищей смогут быть перезахоронены в Беларуси, то где именно? Восточное и Военное кладбища в Минске (это места, где покоятся классики белорусской литературы, выдающиеся деятели государства и культуры), являются собственностью государства. Буквально на следующий день после появления онлайн-петиции была озвучена информация, что земля для погребения могла бы быть предоставлена рядом с одним из храмов в центре Минске (назывался костел Светого Роха — католический храм в историческом районе Золотая Горка), но позже католическая церковь деликатно дистанцировалась от данного предложения.

Отдельного внимания стоит уделить самой процедуре возможного перезахоронения. Если в случае с вильнюсским сценарием, судя по всему, уже все решено и это будет «почтительная процессия» с похоронами в центральной часовне кладбища Расу, то в случае выбора Минска в качестве места для захоронения вариантов может быть масса, вплоть до «приглашения на траурные мероприятия членов БРСМ и Белой Руси» (!). Разумеется, пусть такие «волшебные» проекты остаются на совести их авторов, судя по всему, из оппозиционной среды. Уверен, что все можно будет провести пристойно, что-то наподобие похорон Василя Быкова или Владимира Мулявина (оба ушли от нас в 2003 году).

И это еще при условии, что Литва будет готова передать нам останки повстанцев… По мнению литовского философа Гинтовтаса Мажейкиса, Калиновский «является символом независимости Беларуси, что особенно важно в контексте белорусско-российской интеграции и слухов об ограничении белорусского суверенитета». По мнению социального мыслителя, репатриация останков Калиновского в Беларуси может быть признаком пробуждения оппозиции и общества в целом, стремящихся к независимости от России.

Так, по информации «Радио Свобода», коллективное обращение действительно рассматривалось высшим руководством Литвы, после чего приверженцы идеи захоронения останков Калиновского в Беларуси начали тешить себя надеждой, что положительный ответ данного вопроса будет получен в самом скором времени…

Ни для кого не секрет: чтобы останки Калиновского и его товарищей могли быть перезахоронены в Беларуси, необходимо политическое решение на самом верху. Иными словами, если идея не получит поддержки от белорусских властей – то вопрос так и останется на уровне интернет-петиций. А тут все очень тонко: десятки факторов и сотни углов зрения, под которыми можно смотреть на эти факторы. Это и сложные отношения Беларуси с Литвой, причиной чего стали даже теоретические риски от приближающегося запуска Островецкой АЭС, и дискуссия по вопросу возможной глубины интеграционных процессов Беларуси и России, и набравшие положительную динамику в последние несколько месяцев контакты официального Минска в западном-европейском и североамериканском направлениях (что так или иначе не может не беспокоить наших российских партнеров), и совсем недавний отказ Беларуси размещать на своей территории российскую военную базу, и выборы в парламент РБ в ноябре нынешнего года, плавно переходящие в выборы президента в следующем году…  В общем, все как никогда одновременно сложно. И очень тонко.

Но тут действительно может случится неожиданное – власти Беларуси реально подключатся к решению проблемы либо будут оказывать минимальную поддержку или хотя бы просто не будут мешать (последнее можно было наблюдать во время подготовки и проведения 100-летия БНР у Оперного театра в марте 2018 года). Пока что власть хранит молчание.

Но в целом варианта только два – Калиновский будет перевезен из Литвы и перезахоронен в Беларуси (во что мне верится по ряду причин с большим трудом) либо будет с почестями захоронен в Литве.

Как сказал тот же депутат Марзалюк: «Вильня – город наших мечт. Калиновский должен остаться там». Не исключено, что он просто озвучил мнение власти по данному вопросу.

В итоге будет у нас на один повод больше для посещения столицы Литвы. Тем более, что 20 сентября Александр Лукашенко принял решение подписать соглашение об упрощении визового режима с ЕС. Теперь, через 2 месяца после самого подписания и надлежащей ратификации документа шенгенская виза для белорусского гражданина будет стоить 35 евро. Пусть и с Калиновским, похороненным в Вильнюсе, как бы сегодня многим этого не хотелось.

Александр Телевич

Чеснок

Похожие статьи