Свобода против демократии. Семь отличий выборов в США и России

Между президентскими выборами в России и США имеются существенные различия. Наиболее важных можно назвать семь.

Отличие первое. В США действует более сотни организаций, называющих себя партиями. Однако только две из них — Республиканская и Демократическая — участвуют в процессе государственного управления и борются за власть в масштабах всей страны. Более полутора веков представители этих партий сменяют друг друга на посту президента в Белом доме.

В России уже седьмые президентские выборы, но до сих пор ни один президент, победивший на выборах, не был членом какой-либо партии. Как, впрочем, не было и ни одного правительства, сформированного партией, победившей на думских выборах. В этом сказывается определенная незавершенность российской политической системы и «недозрелость» партийной системы в целом. И Ельцин на первых выборах 1991 года, и Путин (особенно в 2004-м, 2012-м и сейчас) пользовались гораздо более широкой поддержкой населения, чем любая партия, от которой они могли бы выдвигаться. Партийная самоидентификация для президента скорее обуза, чем преимущество на выборах. Кандидат в президенты от партии власти и правительство победившей в Думе партии — это все еще, видимо, дело будущего.

Отличие второе. В США кандидаты в президенты от основных партий отбираются партийными активистами на первичных выборах (праймериз). Это долгий и изнурительный процесс, длящийся иногда до двух лет. Трамп победил 16 других соискателей на праймериз Республиканской партии, чтобы получить номинацию на съезде республиканцев в 2016 году.

В России система праймериз (как на думских выборах, так и на президентских) находится еще в зачаточном состоянии.

Отличие третье. Давно известно, что американские выборы, особенно президентские, — это борьба между денежными мешками. Стоимость избирательных кампаний в США постоянно растет. Сегодня речь идет о миллиардах долларов.

В России законодательно жестко ограничена максимальная сумма, которую может собрать и потратить как кандидат от партии, так и самовыдвиженец.

Отличие четвертое. Главный финансовый источник избирательной кампании кандидатов в США — не деньги, поступающие в штаб кандидата, а средства, которые тратят в поддержку кандидатов комитеты политических действий (КПД), создаваемые для обслуживания их интересов. КПД профсоюзов, как правило, поддерживают кандидатов от Демократической партии, а КПД корпораций обычно работают в интересах кандидатов от республиканцев. В этой сфере в США произошли радикальные изменения, открывшие шлюзы для денежных потоков уже на президентских выборах 2012 года. Речь идет о появлении в избирательном процессе суперкомитетов политических действий (СКПД) после того, как Верховный суд в 2010 году разрешил неограниченные предвыборные пожертвования со стороны юридических лиц, включая корпорации и профсоюзы. Это привело к резкому росту расходов на президентских выборах в США. Их исход в значительной степени зависит от интенсивности политической рекламы как за кандидата, так и против его оппонентов. А она стоит очень больших денег.

Отличие пятое. В США со времен теледебатов между Никсоном и Кеннеди в президентской кампании 1960 года довольно популярны у избирателей дебаты как на праймериз среди кандидатов двух ведущих партий, так и между итоговыми кандидатами от обеих партий на финишной прямой перед непосредственным голосованием. Однако это не конституционное требование: любой может отказаться от дебатов. Кандидаты от двух ведущих партий никогда не дебатируют с представителями партий второй или третьей лиги. Этих кандидатов практически не видно на американских национальных телеканалах. Большим подарком для них были дебаты, организованные российским телеканалом RT в 2016 году.

Телевизионные дебаты между Ричардом Никсоном и Джоном Кеннеди. 8 декабря 1960

В России президентов упрекали (и упрекают по сей день) в том, что они отказываются от теледебатов. Но для действующего главы государства с его рейтингом доверия 80% и уровнем поддержки избирателей бессмысленно и даже унизительно дебатировать с кандидатами с небольшими или почти микроскопическими рейтингами.

Возможно, если в России сложится двухпартийная система вместо нынешней «полуторапартийной» и выдвинутся партийные кандидаты, более или менее равные по поддержке избирателей, участие в дебатах станет необходимым, чтобы склонить на свою сторону в последний момент «неопределившихся».

Отличие шестое. Основные кандидаты от двух партий в США не обязаны проводить интенсивную избирательную кампанию по всей стране. На избирательной карте США подавляющее большинство штатов окрашены или в красный (цвет Республиканской партии), или в синий (цвет Демократической партии). Фактически сегодня остались 10-12 штатов, где исход выборов трудно предсказать заранее и где проходят реальные конкурентные выборы. В 1976 году все восемь наиболее населенных штатов США были конкурентными 一 Калифорния, Техас, Нью-Йорк, Иллинойс, Огайо, Пенсильвания, Флорида, Мичиган. В 2004-м конкуренция сохранилась только в четырех из них — Флорида, Огайо, Пенсильвания, Мичиган. В целом по стране накануне выборов 2012 года неопределившимися штатами считались Колорадо, Флорида, Айова, Мичиган, Нью-Хэмпшир, Невада, Нью-Мексико, Северная Каролина, Огайо, Пенсильвания, Вирджиния, Висконсин.

Изменения этнорелигиозной и расовой структуры населения США в обозримом будущем могут привести к тому, что конкурентные выборы будут проходить в одном-двух штатах. То есть фактически по итогам партийных праймериз можно будет предсказать президента — как уже происходит в «однозначно республиканских» и «однозначно демократических» округах.

И наконец, отличие седьмое и главное. В России 一 прямые выборы, а в США 一 двухступенчатые. Российская система соответствует основному принципу демократической политической системы, которая сводится к тому, что демократия 一 это правление большинства. Американская же система имеет свою историю и особенности формирования как государства, так и политических структур. Сами отцы-основатели считали, что они создают не демократическую политическую систему, а республику, в которой должен быть такой «институциональный дизайн», который не допустил бы сосредоточения в одном институте или в одной социальной группе всей полноты власти.

 

Избирательный участок в штате Индиана в день выборов президента США

По их мнению, это могло бы привести или к тирании данного института, или к «тирании большинства». Отсюда озабоченность отцов-основателей разделением власти и механизмами сдержек и противовесов, обеспечивающих «свободу, права и привилегии» меньшинству, которое нельзя простым решением большинства лишить богатств, статусов, прав и привилегий. Выбор президента через коллегию выборщиков означает, что президентом США становится не тот, кто побеждает, получив большинство голосов избирателей страны, а тот, кто одерживает победу в каждом штате как в отдельном, самостоятельном государстве.

Таким образом, президент США 一 это тот, кто побеждает в наибольшем количестве государств, составляющих сегодняшние Соединенные Штаты Америки. В девяти наиболее населенных штатах проживает более половины всего населения США, однако в этих штатах избирают только 18% сенаторов, а в 20 наименее населенных штатах, где проживает менее 10% населения США, избирают 40% сенаторов. Эта же особенность присуща и коллегии выборщиков, где менее населенные (и более демографически и культурно однородные) штаты лучше представлены. Такую систему отцы-основатели создали, исходя из двух соображений. Первое: они сооружали единое государство из 13 уже сформировавшихся протогосударств, то есть США тогда представляли собой скорее конфедерацию, чем реальную федерацию. Неслучайно многие специалисты считают, что единое государство как федерация с сильным федеральным центром сложилось только вследствие Гражданской войны, когда Север подчинил себе Юг. Чтобы отдельные малые штаты ратифицировали Конституцию и вступили в единое союзное государство, им нужны были институциональные гарантии того, что они смогут отстаивать свои права и властные полномочия в случае возникновения конфликта с более многолюдными штатами.

Второе соображение, которое подтолкнуло творцов американской системы к выбору двухступенчатой системы избрания президента, по мнению выдающегося американского политолога Роберта Даля, сводится к тому, что рано или поздно большинство могло поставить вопрос о перераспределении богатств, земли, имущества, статусов и иных привилегий от меньшинства в свою пользу. В общем, создавая такой «дизайн» американской Конституции, отцы-основатели испытывали страх перед народом, воля которого должна была быть конституционно ограничена и контролируема богатым и властным меньшинством, чтобы предотвратить любую непредсказуемость в поведении большинства в политическом процессе США.

…Сегодня для всех в Америке очевидно, что Конституция, написанная в конце XVIII века в иных исторических условиях, весьма архаична, недемократична и создает много проблем для эффективного функционирования американской политической системы. Однако она является священной коровой, и мало кто рискнет публично требовать ее пересмотра, особенно если учесть, что как властное и богатое меньшинство, так и малые штаты будут отчаянно бороться за сохранение своих прав и привилегий.

ria.ru

Похожие статьи

Оставленных комментариев