В Беларуси начинает появляться русофобская литература постапокалиптической направленности

Белорусский националист Северин Квятковский написал роман «Колорадская пуща», в котором описал реалии общества без «колорадов». Об этом он рассказал в своем интервью «Радио Свобода». Автор всерьез утверждает, что разобрался в психологии «ватников», которые якобы «всегда за любую власть», «не хотят перемен» и «скучают по СССР». Квятковский собирается самостоятельно перевести свое произведение на русский язык, чтобы познакомить его с широким кругом читателей.

Интересно, замечу я от себя, что националисты прекрасно понимают значимость русского языка для белорусов. Получается, что даже «подготовленный» читатель предпочитает русскоязычный вариант. Кветковский обстоятельно поясняет, что современная белорусская литература интересует только друзей автора и узких специалистов. Охотнее рассматривается советская белорусская классика, но и ею мало интересуются.

Безусловно, сложно, не читая романа, сделать какие – то выводы об уровне произведения, однако некоторые пояснения даются самим автором. Прежде всего – нелепые обобщения. Белорусские националисты за годы своего нахождения в «ментальном гетто» привыкли к дегуманизации своих политических сторонников. В результате они уже не могут писать о них объективные вещи. Если националистический автор попытается увидеть в «колорадах» обычных людей, то с ним случится когнитивный диссонанс. Ведь в подобном случае придется признать, что инакомыслящие имеют право на свое мнение. Это однозначно повлечет за собой смятение в оппозиционных рядах.

Почему современные белорусы не читают современную же белорусскую литературу? Ответ, на мой взгляд, простой. Во-первых, произведения на белорусском языке сейчас имеют вполне определенную политическую направленность. Во-вторых, они рассчитаны на «своего» читателя, хорошо разбирающегося в жизни «гетто». В-третьих, они имеют яркий русофобский характер и призваны развивать ксенофобские настроения. Всех этих «если» очень много, поэтому одно их перечисление достойно целой статьи.

Кветковский – отнюдь не глупый человек, с ним иногда приятно дискутировать в социальных сетях. Впрочем, даже умный националист имеет свои стереотипы, которые помогают ему защититься от враждебной реальности. У Северина, как и у многих его единомышленников, присутствует постоянное желание найти вокруг сторонников своих взглядов. Этим желанием проникнуты все его посты в Фейсбуке. Впрочем, могу отметить, что данная личность в целом куда интеллектуальнее молодежи из «Молодого фронта».

Реальность не нравится националистам, они пытаются моделировать другую. В некотором роде подобное явление имеет прямое отношение к эскапизму. Поэтому так популярны постапокалиптические вещи, где все герои разговаривают на белорусском языке, а «колорады» побеждены и исчезают с лица земли.

В подобной позиции очевиден элемент идеализации прошлого и будущего. Белорусские националисты не любят настоящий белорусский народ. Он слишком не соответствует их идеалу. Они придумали себе неких литвинов, больше похожих на мифических героев, чем на настоящих людей. Живых образов в этой мифологии нет, но она позволяет уйти от реальности. В конце концов, львиная часть культуры и создана для этой цели.

Уже сегодня понятно, что произведение Квятковского – это фактически самиздат. Его прочитают друзья и через некоторое время забудут. Попытаться продавать подобную литературу – пустая трата времени. Именно поэтому уже сегодня Кветковский просто дает своим знакомым почитать свое произведение. Об этом он сам рассказывает в посте Фейсбука.

Сожаления белорусских националистов о малых тиражах вполне понятны с человеческой точки зрения. Им хочется быть востребованными. Проблема лишь в том, что читатель сам выбирает те произведения, которые ему нравятся. Можно сколько угодно навязывать «крестьянскую» классику в школах, люди все равно домой будут приносить другие книги. Слабость белорусской литературы прежде всего в ее нарочитой провинциальности. Когда белорусские авторы вроде Быкова и Короткевича вышли на другой уровень, их начали ценить не только в Беларуси. Впрочем, подобные авторы – скорее исключение из правил.

У меня есть «свои» белорусские авторы, которых я читаю с удовольствием, а иногда и перечитываю. Мне понятна причина популярности их произведений: они рассчитаны на широкого читателя, не зашоренного национализмом. Они рассказывают о белорусских реалиях прошлого, но вместе с тем понятны и доступны для иностранной аудитории. В них нет зацикленности на этническом шовинизме.

Одним словом, я очень надеюсь, что Северин Кветковский рано или поздно выйдет на уровень Короткевича. Впрочем, для этого ему придется выкинуть за борт стереотипы о «колорадах». Будет ли белорусская литература стремиться к более глобальным вещам – покажет время. Пока я могу лишь с сожалением констатировать, что националистические авторы только играют на эмоциях своего окружения.

Аркадий Вертязин

 

Похожие статьи