Жесточайше again

Мы вот уже как-то писали о том, что весь чиновничий аппарат подхватил у босса слово «жесточайше». Сегодня сам президент напомнил нам, что слово это по-прежнему является одним из излюбленных при общении с электоратом массами. На совещании по вопросам повышения престижа госслужбы было заявлено, что президент предъявляет к этим самым госслужащим жесточайшие требования, которые те должны жесточайшим образом выполнять и соблюдать. Вот прям такая тавтология. Все, конечно, должны были вздрогнуть.

Но не вздрогнули. Потому что, во-первых, уже давно к этому «жесточайше» привыкли (и сами пользуются). А во-вторых, а чего там за требования? А очень даже красиво сформулированы: высочайшие моральные качества. А для тех, кто в политическом языке не силён, дальше идёт пояснение: чтобы коррупции — ни-ни! Ну вот вам и весь моральный облик: не воруй, и будешь классным (там ещё, правда, было что-то про широкий кругозор, но это ещё более трудно понимаемо и исполняемо, чем моральные качества). А если мы теперь переведём это «не воруй» на язык великих комбинаторов, который де-факто стал главным языком (а заодно и способом мышления) после распада СССР (а скорее всего, и лет за 20 до), то получим ещё более понятную формулу: «не попадайся». Тут можно было бы поставить и точку, но мы, пожалуй, пользуясь случаем, немного поразмышляем над тем, а какими на самом деле качествами должен обладать эффективный управленец, не важно, государственный или семейный.

Изображение nn.by

Для начала стоит вообще понять, чем, собственно, управленец занимается. Не перекладывает бумажки ведь. Не служит буфером между электоратом и реально важными людьми. И даже (вы не поверите!) не обязательно руко-водит. В смысле менеджерит (management происходит от латинского manus — рука, как и русское «руководство»), то есть, руками показывает «ты туда иди, а ты — сюда». А вот управлять — это значит «всего лишь» воздействовать на обстоятельства таким образом, чтобы в результате наступил тот вариант будущего, который нужен управленцу. Здесь сразу два ключевых слова: «будущее» и «желание». То есть, если вы не знаете, чего хотите впоследствии получить, то и управлять вы не можете. В общем, уже по этому критерию можно смело разжаловать процентов 80 чиновничьего состава.

Идём дальше. Если есть будущее, то есть прогноз. Или предсказание, как хотите — «прогноз» дословно с греческого будет переводиться как «предзнание». То есть, вам нужно не только знать, чего вы от будущего хотите, но и к чему всё идёт «само собой», без вашего вмешательства. А вдобавок к тому — ещё и знать, как различные «ручки», которые вы «покрутите», изменят это самое будущее. А под «ручками» стоит понимать самые разные вещи: от само собой понятных технических элементов системы управления до человеческих психик (а индивидуальная работа в наше время абсолютно исключена) и разных «мистических» штук, с которыми каждый хоть раз в жизни и сталкивался (а если работает с какой-нибудь системой, в которой больше 7-9 элементов, то сталкивается постоянно). «Предвидеть — значит управлять». Лично меня от этой фразы уже немного подташнивает, но менее справедливой она от этого не становится.

Раз заговорили про «ручки», то отсюда как раз вытекает тот самый «широкий кругозор», в том смысле, что управленец должен быть реально очень хорошо осведомлён о специфике тех процессов, которыми он управляет. Знать все возможные технологические нюансы и, что гораздо более важно, быть очень хорошим психологом, чтобы понимать реальные потребности в создании оптимальной рабочей атмосферы для каждого своего подчинённого: одному нужно жёстко ставить дедлайны, а другому важно, чтобы кактус цветущий был рядом с компьютером.

Переходим к «высочайшим моральным качествам». Сразу заменим общественное «мораль» (что разрешено обществом) на индивидуальное «нравственность» (что человек сам для себя считает благом или злом). И сделаем смелый и способный вызвать кривые ухмылки шаг дальше. Скажем, что нравственность свою человек должен шлифовать и настраивать совестью. А совесть — это (извините) врождённое религиозное чувство. Потому что сомневаться в том, что мир устроен разумно и справедливо (и только люди способны внести демоническую отсебятину, получая порой очень неожиданную и обидную «обратку») могут только конченые идиоты. Извините again. Чуток расшифрую. Если человек действительно понимает/чувствует законы Мироздания (а это не только физические законы, но и нравственные, этические, и эстетические, конечно, тоже), то он свои действия отмеряет в соответствии с этими законами. И тогда в его жизни работает принцип «хотели как лучше, а получилось ещё лучше». Если же вы до сих пор натыкаетесь на принцип «хотели как лучше, а получилось как всегда», то значит, «пора в консерватории что-то подправить». Спасибо Михал Михалычу.

А вслед за нравственностью стоит вспомнить ещё одну очень важную вещь — духовность. И нет, это совсем не воцерковлённость (хотя для некоторых, наверное, и так). Это больше — способность/культура взаимодействия с разными духами, сущностями такого порядка, за которые современная наука пока толком не бралась. Исключение составляют только гении, сильно опередившие своё время и оставившие нам наследство, с которым нам ещё придётся разбираться. Скажу максимально простое слово: интуиция. Если ваша интуиция заканчивается на «жопой чую, будут проблемы», то см. предыдущий абзац. А если всё же периодически в жизни находится место чудесному, если творческое озарение, которое неизвестно откуда и когда приходит и дарит нечто совершенно новое, знакомо вам не из графоманских стихов, значит, вы понимаете, в какую сторону надо бы двигаться. Да вот беда: в нашей культуре для обозначения этого направления движения почти нет слов. Так что, вангую, здесь человечество ещё дождётся своего Колумба.

Ну как-то так. Вроде всё не так уж и сложно (для написания). Дело за малым — чтобы хотя бы на уровне жесточайших агиток до масс доносились такие принципы, а не вошедшее уже в анналы:

Глеб Деев

4esnok.by

Похожие статьи

Оставленных комментариев